Ayranta
Ещё есть такое мнение, что счастье - это горение...
Ранее

Бал завершён, и гаснут свечи

Эрис развернулась, даже не потрудившись скрыть свою радость. Для чего?! Ну, хотя бы для вида. Но какой к чёрту вид, если так неожиданно, внезапно, появляется тот, чьё появление уже стало казаться сказкой?!
Со смехом Эрис бросилась к парню и с разбегу обняла, совершенно не боясь, что её уронят или не поймают — если бы ей предложили, Ель, не раздумывая, согласилась бы повернуться к Улу спиной, перед этим вложив ему в руку нож.

Отстранившись, девушка ласково потрепала своего друга по голове, её нежная улыбка была настолько живой, что становилось завидно — эх, парень, такую красотку оттяпал! И ни у кого даже мысли не возникнет, что эти двое — всего лишь друзья. Вот, скажем, Дрейк: разве что огнём не плюётся с досады. И почему-то обиженно сопит. Странные существа парни — ничего им не обещано, никто их не ждёт, а они всё равно ревнуют, обижаются, считают себя преданными... Возможно, Эрис дала бы Абрамсу оплеуху или просто наорала бы. Возможно, если бы она смотрела на Дина, а не на Уильяма. А если бы она смотрела на Рен, могла бы услышать недоверчивый хмык и прищур недобро заблестевших глаз — и кто после этого смеет заикаться о правилах?! Уж точно не Эрис... А Рен почему-то казалось, что такие вот отношения в Храме запрещены, разве она ошиблась?! Нет, ни капли — романтика и прочие «гадости» жизни были под строжайшим запретом, описываемом в Кодексе — толстенной книге правил, которые Кои исполняли — неисполнение? О, нет, это исключено, просто исключено и всё тут. И это не только её уверенность, это то, что можно подтвердить на практике. Но, почему же тогда Эрис вот так вот просто нарушает их, эти самые нерушимые столпы?!

Вот только сама «виновница торжества» не спешила ни раскаиваться, ни отрывать своего взгляда от друга — слишком редко она видела его вот так вот запросто, глазами. Может, Южные и были самыми сильными из них, но у Северных всегда было полно работы — пожалуй, даже слишком много.

- Ну, птичка, я тебя поздравляю! - потрепав Эрис по голове, Ул ласково улыбнулся девушке и, взяв её ладошку в свои, галантно поклонившись, поцеловал. Покачав головой, Ель пихнула парня в бок. Тот лишь хмыкнул, но «кривляться» перестал. - Тебя теперь приключения достанут — даже поскучать нормально не получится! - искры смеха в глазах парня никак не желали исчезать, впрочем, кажется, время на шутки закончилось — если Эрис сейчас же не подойдёт и не объяснится, Рен и Дин просто лопнут — она от негодования, он от ревности.

Будто уловив исходящие от пары флюиды, девушка, подхватив Ула под руку, потащила его знакомиться. - Ребят, это Ул... Уильям, Шаман Северных. Он припозднился немного, так что желание ещё в силе! - последние слова девушка буквально пропела, а Уилл лишь пожал плечами, покорно опуская голову — хотя бы для того, чтобы спрятать улыбку.

Рен смотрела на парня не слишком доброжелательно, но его, казалось, это ни капли не волновало. Парень с улыбкой представился и тут же поинтересовался, не знает ли Арисугава, какого-нибудь средства, чтобы поджаривать поп-корн при помощи пламени.Получив отрицательный ответ, парень ни капли не расстроился, тут же переводя тему на Храм — как обустроились, бывали ли уже в ночном саду за небольшой пристройкой для «фенечковтирательства»...

Девушка приподняла бровь, но покорно отвечала на все вопросы, задавала свои. У неё создавалось впечатление, что Уильям считает её своим хорошим другом только потому, что их познакомила Эрис. Девушка слегка нахмурилась, раздумывая над тем, кто же этот парень по знаку зодиака — и какой из четырёх атрибутов стихий так повлиял на него — искромётное пламя огня? Свободолюбивый ветер? Непокорная вода или непредсказуемая земля? Сама шаманка взяла спокойствие от Воздушной стихии — увлекаясь астрологией, Рен знала, что родилась под знаком Близнецов, которым покровительствовал Ветер. Что ж, вполне логично — ей досталось спокойствие, хладность ума от неизменных ветров, Дамиан получил свойство ураганов и торнадо — сметая всё на своём пути идти к цели, вовлекая в круговорот собственного безумия других, а Эрис... тут было сложнее — раньше Рен казалось, что девушка взяла мудрость и непоколебимость, но теперь Арисугава думала, что ошиблась — нет, Ель, конечно же, была умна, но она взяла не мудрость. Ей досталась свобода и непокорность воздуха. Было интересно что же за атрибут влиял на Уилла — у шаманов этот атрибут был основным, первым, который подчинялся. Было интересно, но Рен не задала вопроса. Девушке показалось, что это уже слишком... фамильярно. С чего бы ей интересоваться днём рождения незнакомого человека?! Глупо. Иррационально. Неправильно. В очередной раз воспитание победило — хотя, Ул бы с удовольствием ответил на все вопросы. К чему церемония? Они ведь все в одной лодке.

Правда, на вопросы Дмитрия шаман вряд ли стал бы отвечать: вначале «не заметив» парня, Ул едва не испепелил его взглядом, когда Ель всё же обратила его внимание на эту оплошность. Впрочем, Уильяма и так уже довольно долгое время испепелял взглядом Абрамс. Обстановка медленно стала накаляться. Кто же не выдержит первым?! Кто же отведёт взгляд?!

Первой сдалась Эрис — отвесив обоим парня по подзатыльнику, девушка угрожающе зыркнула вначале на Ула, а потом и на Даниэля — взгляд обещал долгую и мучительную смерть тем, кто сейчас же не начнёт вести себя приветливо, дружелюбно и не будет портить праздник. Через силу улыбаясь, парни перешли к новой тактике — вежливому игнорированию.

Эрис не вполне понимала, что такое происходит, а «противнички» будто перетягивали на себя одеяло, стараясь подчеркнуть, что Эрис — вовсе не свободна. Рен хрюкнула, сдерживая смех — дурачьё! Делить шкуру не убитой... тигрицы — не слишком умно. Эрис не из тех, кто принадлежит кому-то одному — она есть всеобщее достояние, которое переходить в частное владение не желает. Ни капли.

С затаённым злорадством — надутые павлины должны изредка получать по носу, чтобы не прерывались связи с реальностью — Рен наблюдала за тем, как парни, будто молодые петушки бросали друг на друга недобрые взгляды и «лезли на баррикады», совершенно забыв о Эрис, которая, кстати, даже и не думала скучать: девушка отыскала в толпе Сэма и «украла» его у Донны и Кати, тоже занятых друг другом. Когда «враги» опомнились, пара уже успела утанцевать на другой конец зала,

Минут через двадцать Эрис, как чёрт из табакерки, очутилась совсем рядом и с наигранно невинным выражением лица, поинтересовалась, «что молчим, траур нагоняем?!» Рен мимолётно отметила, что Дин схватился за сердце. На глаза попалась малышка Лу, которую попеременно таскали её кавалеры.

- Ммм, послушай, а что, эта девочка, Лу, что, правда — стилло? Не мала, нет? - Эрис засмеялась, глядя на мрачнеющую шаманку. - Лу очень сильна, не стоит её недооценивать. Многое, что недоступно другим, открыто ей — она смотрит на мир по-другому, так, как у нас уже не получается... Лишь благодаря ей Южные стали самыми сильными. Кстати... - Эрис задумчиво нахмурилась и тут же заорала. - Энай, погодь!
Наблюдая за Ель, умчавшейся за парнем, чтобы... а вот, для чего она умчалась, было непонятно — в зале внезапно погас свет и в кромешной темноте ничего не удалось разглядеть, как Рен ни пыталась.

***

Освещение восстановили до обидного быстро: бал в разгаре и тут выключается свет. Не лучший ли это подарок для всех желающих втихомолку скрыться или побыть в уединении со своей половинкой?! А тут... меньше пяти минут прошло — это, как отнять конфетку у ребёнка. Вон, Абрамс всё ещё всхлипывает. Так и хочется подойти к нему, погладить по головке и... нет, никогда не дарите обиженным на весь свет маленьким детям конфет из пламени. Если, конечно, не хотите пополнить свой словарный запас на пару десятков фраз и выражений, наблюдая за тем, как мини ураган разносит всё, сбивая пламя с одежды. Рен выглядела настоящим ангелом — вот-вот прорежется нимб и вырастут крылья. Даже аура у девушки была ангельская — яростные взгляды Дмитрия разбивались о непорочное сияние, внезапно появившееся вокруг «принцессы».

Абрамс, злясь на всех вокруг и, в первую очередь, на себя — выставить себя полным идиотом перед всеми это, конечно, его прямая обязанность, как главного по тарелочкам балагура, но вот быть шутом «при дворе», Дмитрий точно не желал. Эрис нигде не было видно — девушка будто испарилась. И, кажется, не только она — на «празднике жизни» не хватало ещё как минимум пятерых, в число которых входили Анита, Сэм, Лора, Энай и, что разозлило Телепата до крайности, Уилл тоже пропал. Атмосфера в зале резко ушла в минус, вокруг Абрамса образовалось пустое пространство, «Бермудский квадрат» нарушала лишь Рен, которой, в общем-то, было всё равно.

Если бы на этом все «прелести» вечера закончились, негатив сошёл бы на нет, но, увы и ах, меньше чем через три вальса, мужественно отхрущенные Абрамсом с пакетом невесть откуда взявшегося поп-корна, Канна объявила о том, что все могут отправляться в постель — уточнений кто, в чью именно не последовало, но в этом и не было необходимости. Дмитрий хотел бы посмотреть на того чудака, который рискнул бы ослушаться Старейшину, если даже у него появилось желание запереться — читай забаррикадироваться — в своей комнате и до утра трястись на кровати лопатой на перевес.

Тишина, предъявившая свои права на зал, получила по загребущим лапкам, стоило Канне удалиться — недовольный ропот попыталась унять Катя, но её «аккуратненько» успокоили — Донна не поскупилась на удар, молниеносно вырубивший девушку. Рен так и не поняла, что удивило её больше — сама ситуация или реакция окружающих: Курроу совершенно спокойно закинул Катю на плечо и куда-то унёс. За парнем постепенно потянулись и остальные — Восточные исключением не были. Рен желала узнать, что же происходит, а Дин... это уже профессионализм в каждой бочке затычка сказывается.

Парень просто лучился энергией — кажется, кто-то обронил пару слов о том, что «вечер» ещё только начинается, да?! А, впрочем, не важно — для Абрамса вечер в любом случае ещё не закончен.

Пару минут спустя парень, подпрыгнув, испарился — завидев Эрис, «котик» кинулся к «хозяйке» - а то, вон, чужие псы к ней так и липнут! Не порядок!

Рен перевела взгляд на Ель — девушка не выглядела особенно счастливой, взгляд неодобрительный, губы поджаты... спрашивается, что она тут забыла, коли не желала участвовать?! Зачем помогла — ведь поэтому исчезла — с этим «корпоративом»?

Пожав плечами, Рен потеряла интерес Ель и её закидонам. Арисугаву больше интересовало, как сильно они все нарушают правила, разжигая костёр. Ночью. За территорией Храма. После отбоя. Судя по выжженной земле и почти вросшимся в землю брёвнам, этот междусобойчик был далеко не первым и не последним. Аккуратно присев на самый край одной «скамейки», задумчиво обводя срез дерева подушечками пальцев. С Удивлением обнаруживая, что помимо годовых колец и трещинок там присутствуют — ну, вообще-то это и были трещины, только они более гладкие и складываются в слова — имена. Ал, Ин, Крао... уже не разберёшь. Внезапные крики заставили Рен подпрыгнуть: уйдя в свои мысли, девушка совершенно не заметила, что Катя, которую положили «отдохнуть» на травке, пришла в себя и сейчас пытается вопроизвести наглядную репродукцию картины «Демон», написанную... шаманка поджала губы, пытаясь вспомнить имя автора — вертится на кончике языка, но поймать никак не получалось. И крики Западной команды, ну, никак не помогали в этом — как странно, не так ли?!

- Тебе ведь тоже надо отдыхать! А блюсти дисциплину ты можешь прямо с завтрашнего утра! - кажется, Донна реально думала о том, что говорила. Катя злобно зыркнула на подругу, тут же огрызаясь. - Ну, спасибо, что разрешила! Как ж я без разрешения без твоего!

- Будет весело! - откуда-то из-за спины девушки пищал Сэм. Наблюдать за «усмирением буйного буйвола в психушке» было, конечно, интересно, но никакое представление не стоит ничего, если в нём нет главного, самого ожидаемого момента — концовки. В данном случае он должен был быть эпичным, кровавым «мочиловом», а в результете оказался обычным таким подзатыльником... двумя.

Анита робко, переминаясь с ноги на ногу, отчаянно краснея, что-то бормотала себе под нос. Дерек вздохнул и улыбнулся девушке — всякое старание должно быть одобрено, даже такое неуклюжее.

- Ты... кажется, вы с Эрис подруги, - внезапно поняв, что имени предполагаемое собеседницы он не помнит, а тем для начала разговора канарейка поленилась нарыдать, пришлось импровизировать.

- Да... мы познакомились года два назад — я как раз пришла в Храм - а кажется, что всю жизнь её знаю. Мы живём вместе и... для меня она — самая лучшая подруга, - хихикнув чему-то своему, девушка нервно закрутила локон на палец. - Я Анита.

Пристыженно кивнув, парень встрепенулся. - Пришла? Как это? Не понимаю я этого... Кстати, я думал, что тут комнаты одиночные... Мне, что, показалось?

- Не показалось. У КОИ — у вас — комнаты отдельные. У остальных нет таких шикарных условий — мы бы просто не поместились все. У персонала нет «посттравматических синдромов», - девушка подняла руки и быстро подняла-опустила указательный и средний пальцы. Ни значение жеста, ни значение фразы парень не понял, но на всякий случай кивнул. - А ты, как, освоился? - склонив голову на бок, так, чтобы волосы закрывали лицо, Анита завела руки за спину.

- Естественно! Видишь, - наклонив голову, Дамиан растрепал и без того не опрятную шевелюру. - Шишки уже пропали!

- Этот так ты меряешь степень освоения? - смеясь, Анита осторожно пригладила волосы Абрамса. По крайней мере, попыталась. Отойдя на пару шагов, девушка сочувствующе покачала головой. - Успел уже от Эрис схлопотать? Я с ней потом поговорю, чтобы не убила ненароком.

- А, что, были случаи? - искорка веселья в голосе быстро угасла: стоило девушке сказать «были попытки». После этих слов улыбка сошла с лица парня. Анита попрощалась и отошла. Рассеянно кивнув, парень фыркнул — вот ведь попал...

«Надо будет потом с этой Анитой поближе познакомиться — не глупая, понимающая юмор девушка есть редкость... Потом. Когда с Эрис закончу...» - чувствительный тычок в плечо вывел парня из мира грёз.
- Эй, о чём замечтался? - Ель приподняла бровь, хмыкнув, достала из какой-то корзинки, которую, собственно и держала, бутылку минералки. Парень захлопал глазами, стремясь понять, как он мог не заметить, что в руках у девушки что-то есть. Так и не поняв, Деррил принял бутылку, не забыв ухмыльнуться в знак благодарности. Правда, уже через пару минут парень едва не рычал, игнорируя удивлённый взгляд девушки: в тот момент, когда Эрис сказала, что уходила за «припасами», на глаза Абрамса попался Ул с похожей корзиной. Почему-то тот факт, что девушка была с этим... человеком наедине — ну, или не наедине, без разницы — выбешивал телепата. Списав всё на «связь», о которой все вокруг твердили — ну, естественное желание быть рядом с «партнёром по команде», что тут такого особенного?!

Скрипя зубами, парень решительно открыл бутылку, которую держал в руках. Видимо, злость была действительно сильной, раз уж минералка, с силой только-только пробившегося гейзера выплеснулась на кипящего парня. Прохладная жидкость почему-то не остудила телепата — наоборот, он завёлся ещё больше. Неизвестно, чем бы закончился этот день для всех без исключения шаманов, присутствующих на празднике, если бы не Эрис — через пару секунд после «инцидента» девушка вначале тихонько кашлянула, пытаясь подавить смех, потом тихонько хихикнула, а затем и вовсе расхохоталась, взъерошив влажные волосы Абрамса. Смех рвался откуда-то изнутри — чистый, искренний, без насмешки или чувства превосходства. И это был именно, что смех — смех, а не геенье ржанье, которым обычно сопровождают все промахи лучшие друзья. Первые секунды Дмитрий обиженно фыркнул, готовясь обиженно надуть губы и долго пыхтеть, пока девушка не извинится. Уже открыв рот, чтобы высказать все свои претензии, парень подавился воздухом. Почему-то обида испарилась, а вся эта ситуация показалась... и правда смешной. Слишком уж заразительно хохотала Эрис, то и дело останавливающаяся, чтобы вдохнуть воздуха для новой порции смеха. Глаза Стилло блестели от слёз, а улыбка...

Сам того не замечая, Абрамс присоединился к хохотушке.

- Ой... Прости, заааа... - удивлённо хлопая глазами Дмитрий пытался понять, куда же делась Ель, ещё минуту назад стоявшая рядом. Сочувствующее похлопывание спины от Рен было бы воспринято гораздо хуже — как минимум грубостью, но Дин просто-напросто позабыл обо всём, увидев перепуганного Сайто, который нёсся на всех парах подальше от злющей Эрис. Девушка была настроена серьёзно — поблажек от неё ждать явно не стоило: убьёт и не заметит, как говорится. А что вообще произошло?! Ну, облил её Сайто соком, дальше что?! Ну, в самом деле! Это же не повод вот так вот кидаться на человека в правом душевном порыве избавить его тушку от остатков души... Однако, очевидно, что Эрис думала по-другому.

Наблюдая за импровизированными «кошки-мышками», Дак не смог удержаться — Сайто был клоуном по призванию, но, пожалуй, это была его лучшая сценка: так натурально и живо он разыгрывал свой страх, так нелепо перемещался... И не забыл главного развлечения — удариться обо всё, что попадается на пути. Эрис двигалась иначе: бесшумно, мягко ступая, точно оценивая свои действия. Гибко, непредсказуемо, яростно... Завораживающе.

Контраст был настолько разительным, что Даниэль загоготал в голос — от абсурдности сложившейся ситуации, от непохожести «жертвы» и «хищника»... да просто от ситуации. Как оказалось, Эрис не только завораживающе двигается, так ещё и прекрасно слышит. Замерев буквально на секунду, девушка развернулась лицом к парню и с ничего хорошего не предвещающей улыбкой кинулась... к нему.

Удирая на пару с Сайто, Абрамс мысленно завидовал выдержке Рен и прикидывал, кто выдохнется раньше: Сайто, он или Ель. По всем прогнозам выходило, что Ель.

- Покойся с миром, мы тебя не забудем! - «И когда успели плакат сварганить?!» - только и успел подумать парень, пробегая мимо толпы «зевак».

Далее

@темы: трава, скелет из шкафа, мои фанфики, больная фантазия, СП, Кои. Восток, Кои