Ayranta
Ещё есть такое мнение, что счастье - это горение...
Ранее

Вызывали, Хозяин?

Это странно, очень странно даже для него. Ведь он – простой воришка. Ну, не простой – самый лучший. Его никогда не ловили, где бы он не «работал», о пропаже узнавали лишь сутки спустя, если вообще узнавали. Его никогда никто не запоминал – ведь он простой мальчишка, который попрошайничает и ничего из себя не представляет…

Ну, что ж, многоуважаемые денежные мешки, ему только на руку это мнение.

Но ЭТО даже для него, видавшего, кажется, всё, что можно, странно. Непонятно. Но интересно. Очень.

И он ещё устроит Джаф хорошую жизнь – так его подставить! Он же теперь в этой поганой пещере навечно останется!
Но сейчас его мысли были заняты обворожительной незнакомкой, в прямом смысле слова, свалившейся ему на голову, когда он от скуки стал протирать старинную лампу – делать всё равно не чего, а лампа пыльная, а он – чистюля…
Но то, что на него свалится такое счастье, он и подумать не мог.

А обворожительная сексапильная девица в каких-то клочках ткани, которые невозможно дразнили воображение, тем временем встала и сдержанно поклонилась.

- Вызывали, Хозяин?! Вам что-то нужно? – с трудом проглотив слюни, мешавшие изъясняться по-человечески, парень озвучил свою мысль.

- Ты не могла бы одеть что-то более прозрачное?! – в следующую секунду на парня обрушился целый водопад ледяной воды. Чуть не захлебнувшийся парень зафыркал, как лошадь и встряхнулся. – Сдурела, что ли?!

- Обойдёшься, извращенец!!! – только шерсти не хватает – встала бы дыбом. А девушка, продолжая уничтожать парня взглядом, зашипела. – Я кто, по-твоему? Девушка по вызову? Думаешь, мне особо приятно в таком идее с такими вот козлами общаться? Чёрта с два! Но это моя работа, придурок! Так что сиди и помалкивай мне тут, пока жив!!! – дождавшись торопливого кивка от парня, девица вздохнула и стряхнула у него с плеча невидимую пылинку. – Предвосхищая дальнейшие вопросы, я скажу сразу: я – джинн. Да, тот самый, что живёт в лампе и исполняет три желания того, что лампу потрёт. Да, лампу потёр ты, значит ты мой Хозяин. Какие-то дельные приказания будут или я вернусь в лампу до того момента, когда ты прекратишь вопить и истерика закончится?!

- Слушай… - хриплым шёпотом спросил парень, пытаясь прийти в себя и разложить полученную информацию по полочкам, попутно вспоминая, не ел ли он чего-нибудь такого, что могло вызвать галлюцинации. По всему выходило, что не мог. – А ты можешь переодеться горничной, назвать Хозяином и…

Следующие сорок минут ушли на то, чтобы окончательно убедиться своей вменяемости – пришлось уворачиваться от всего, что в него кидала разъярённая девушка, бегущая за ним по пятам. Почему она снова его не облила – вопрос. Хотя, скорее всего, ей просто хотелось прибить его самостоятельно…

Успокоилась девушка не скоро, а Дмитрий был несказанно рад тому, что ещё жив.

- Запомни сразу – повторять мне не хочется! – у тебя только три желания, ни больше, ни меньше. И есть три оговорки. Я не буду никого ни в кого влюблять. Я не буду оживлять мёртвых. И желание «пусть у меня будет ещё миллиард желаний» также не принимается!

Задумавшись примерно на минуту, парень уже хочет что-то сказать, когда девушка отворачивается от него. – И не думай, никаких извращений! – обиженно шмыгнув носом, парень начинает канючить.

- Ну, пожалуйста!

- Нет.

- Ну, что тебе стоит?!

- И не проси!

- Ну…

- Я сказала же НЕТ! – рассерженно бурча, парень отвернулся, насупился и всем своим видом показал Джинни, что он обижен. На девушку это впечатления не произвело. Ни трогательно состроенная «моська», ни подрагивающие пухлые губки, ни огромные медовые глаза, полные слёз не возымели должного эффекта. Разве что заставили задуматься, откуда у парня такие шикарные данные, но зацикливаться девушка не стала – с самооценкой у неё всё было в полном порядке, на чужие анатомические подробности ей было, честно говоря, по фигу… в смысле, эта наиполезнейшая информация была Джинни без надобности.

А парень уже разрабатывал план мести – жестокой, коварной мести, которая могла стоить жизни самому дорогому существу паренька – ему самому, если он не успеет скрыться от разъярённой «Джиннши».

- Да ты шарлатанка настоящая! – насмешливо фыркнув, парень помахал перед лицом рукой и снисходительно продолжил. – То нельзя, это не выйдет… не умеешь ты ничего, вот и вымудряешься, бедняжечка… - притворно вздохнув, парень жалостливо вздохнул.

- НЕ УМЕЮ?! – у Джинни задёргался правый глаз. Нет, она, конечно, догадывалась, что парень – мазохист, но чтобы камикадзе…

А новоявленный смертник продолжал изгаляться, не замечая грозовой тучи, точнее, тёмной ауры, которая почти ощутимо начала скапливаться вокруг Джинни. Ну, или, не желая замечать.

- Станцевать не можешь, что уж говорить о чём-то более существенном – вытащить нас отсюда, к примеру, ты точно не сможешь – пупок развяжется. – Довольно хмыкнув, будущий самурай, которому и оставалось, что харакири себе сделать, издевательски затянул. – Ути-пути, кто-то в детстве мало кашки кушал…

Девушка что-то прорычала сквозь зубы и щёлкнула пальцами. Внезапно поднявшийся ветер окружил нашу троицу – паренька, Джинни и её лампу.

Ветер постепенно усиливался, двигаясь по кругу, набирал обороты, превращаясь почти в ураган. Ну, на крайний случай торнадо. Оно никуда ничего не уносило, как казалось парню, но, когда ветер стих, стало понятно, насколько были ошибочны суждения парня – они оказались уже не в пещере, но в прекрасном тихом клочке рай – оазисе посреди пустыни. Восходящее солнце било в глаза, приветственно ухмыляясь, разгораясь всё сильнее.

- Малышка, ты бесподобна! – восторженно свистнув, парень коварно хмыкнул и, сложив руки на груди, голосом дьявола проговорил фразу, которая едва не стала последней в его и без того недолгой жизни. – А теперь поговорим о моих трёх желаниях.

Взглянув на Джинни, паренёк невольно задрожал. Нет, трусом он не был, но на его месте любой бы «трухнул» - вокруг Джинни собралась не то, что тёмная – убийственная аура. Глаза девушки обещали ему долгую и мучительную смерть, а воздух вокруг почему-то ни с того, ни с сего наэлектризовался. Похоже, что девушка была, не так уж и глупа, раз уж так быстро сообразила, что её, мягко говоря, надули.

Стало жарче, пот лил градом. Сначала парень не понял, почему, но, когда песок под ногами нагрелся до температуры расплавленной магмы, заставляя посекундно перепрыгивать с места на место, поспешно меняя ноги, до него смутно начал доходить тот факт, что в этом замешана его драгоценная «Джиннша».

А довольная виновница этого балагана, мило улыбаясь улыбкой маньяка-рецидивиста, прощебетала так, будто вела светскую беседу:

- Я знаю, что несравненна. Знаешь, я тут подумала и решила предоставить тебе небольшой «бонус» - в той пещере тебе не хватало кислорода, мозг как-то странно работал… не находишь? – ехидный голос достиг парня в ту же секунду, когда на него вылился целый водопад из воды, остудивший не только тело, готовое стать хорошо прожаренным шашлыком, но и сам песок, чуть-чуть не загоравшийся.

Где-то справа раздался переливистый смех – искрясь от радости, смешинки витали вокруг, заставляя губы расползаться в улыбке, невольно заряжая позитивом. Это были неправильные, такие заразительные смешинки Джинни. Ох, намучается же он с этой негодницей! Парень тряс головой и отфыркивался от воды, совсем как пёс, а девушка всё смеялась. Наконец, сжалившись, Джинни накинула ему на голову откуда-то взятое полотенце и, энергично вытирая волосы, щёлкнула «Хозяина» по носу.

- Эй! Ты так простудишься в миг! Потом лечить тебя… Нельзя же быть таким безответственным! – показалось ли парню или в голосе Джинни и правда проскользнули заботливые нотки, но факт остаётся фактом – высушился парень за пару секунд. Ну, хорошо, пусть минут, не суть…

- Спасибо… я, кстати, Ал, - возвращать полотенце не хотелось, но Алладин всё же протянул его девушке – как будто закончил их перебранку. Раз и навсегда.

- Приятно познакомиться, Ал. Надеюсь, твой мозг надышался свежим воздухом и отбросил все ненужные мысли куда подальше, - девушка снова засмеялась. Когда парень покорно кивнул и, глядя щенячьими глазками, извинился.
Полотенце рассыпалось в воздухе снопом золотистых искорок. Наступил новый день.

***

- Так значит, ты хочешь стать принцем… - Джинни испытывающее взглянула на парня, приложила пальчик к подбородку и критически осмотрела «объект». – Нда… тут работы, конечно, непочатый край…

- И? – нетерпеливо выстукивая ногой по песку, Алладин следил за Джинни взглядом. Внутри всё скручивалось, дрожало от нетерпения и ожидания. Ожидания какого-то неизвестного чуда, которое должно вот-вот произойти.

- Подожди минуточку, всё будет на уровне!

Поверил ли Ал девушке? Да. Успокоился ли? Ни на йоту. Ко всему прочему, парень ещё и нервно подрагивал – нет, в правильности решения он не сомневался, вот только голову наводнили вопросы, ответы на которые он дать не мог. Как? Когда? Где? Почему? Философские, этические, любопытствующие – огромное количество мыслей, вопросов, ужасно давивших на и без того хрупкую юношескую психику, не прибавляли хорошего настроения.

Впрочем, было кое-что, что придавало уверенности в себе – яркая, такая красочная мысль-воспоминание о прекрасной нимфе, не так давно появившейся в его жизни.

Наконец, после долгого ожидания, Джинни защёлкала пальцами, что-то бормоча под нос.

«Ну, вот и всё – назад дорога заказана!» - парень ухмыльнулся, но тут же охнул, ощутив весьма болезненные прикосновения золотистых искорок.

Сознание не желало стоять на месте, бросаясь из крайности в крайность, старалось запутать Ала. Парень устало прикрыл газа, позволяя звёздочкам появиться перед внутренним взором – он не спал почти неделю, с тех самых пор, как попал в темницу, сбежал, переговорил с Джаф по поводу «непыльной работёнки… встретил Джинни и попал в оазис.

Неделя без сна даже для бывалого в подобных вещах парня – слишком много. Поэтому, отпустив «вожжи» сознания, Ал погрузился в мягкую, тёплую тьму – свой привычный сон без сновидений.

Джинни возвела глаза к небу, но всё же подхватила «тушку». Девушка прекрасно понимала своего Хозяина – ей самой хотелось поспать, но переделать человека, изменив его прошлое до неузнаваемости, при этом не стирая того факта, что он вообще жил – даже для Джинна такой квалификации это слишком.

Устало вздохнув, девушка села на песок, прислонившись к дереву. Золотые искорки, слетающие с кончиков пальцев стали вялыми, поэтому девушка запустила руки в шевелюру парня – причёску можно и потом переделать. Всё равно надо будет сменить гардероб, место жительства и…

***

- Принцесса Жасмин! – миниатюрная блондинка нехотя повернулась к вратам – единственному входу в сад, её миниатюрный рай, который сейчас стал ещё одной камерой в её золотой клетке. Предыдущий побег не удался, её поймали, вернули и провели воспитательную беседу. А того славного паренька, который ей так помог – казнили.

Невольно набежавшие слезинки пришлось сморгнуть – её отец, пухленький, неимоверно добрый человек с каким-то поистине детским взором на мир, не должен был видеть её слёзы. И так она ему принесла много горя…

Нет-нет, его здесь не было, но доверенный советник султана, Джафар, всегда передавала всё султану.

- Принцесса! – из водоворота собственных мыслей, который так старался затянуть девушку в свои сети, Жасмин выдрал, по-другому не скажешь, стальной голос советника – ну, нельзя было называть Джаф «советницей» - никто бы её не воспринял. Что за страна! Патриархат, мать его…

- Чего тебе? – усталый голос принцессы был полностью проигнорирован. Впрочем, как и всегда.

- К вам приехал Принц Алластер Даниэль Ибрагим Натаниэль из далёкого королевства Энтонии. Прошу вас выйти к нему, этот визит очень важен для вашего будущего, - как показалось Жасмин, Джафар была вне себя от ярости из-за приезда принца. Девушке стало любопытно, чем же так не угодил этот Алластер… как там дальше?! Первому советнику султана и опекуну наследной принцессы обычно было легко понравиться. Обычно, но не сейчас.

Увидев принца, Жасмин почувствовала, как внутри сильно заколотилось сердце – так похож на того паренька, что хочется ущипнуть себя – вдруг сон?

Да, он одет совсем по-другому – в дорогой, с иголочки, костюм наследного принца, а не в простую, весьма потрёпанную одежду. Да, его речь совсем иная – этикет соблюдён до мелочей, ничего лишнего. Но это его улыбка сейчас освещает тронный зал. Это его глаза неотрывно смотрят на неё, всё так же оценивающе, но с неизменным восхищением, которого принцесса, без сомнения, не заслужила.

Но Джаф почему-то продолжает прожигать Алластера взглядом. И когда он осмеливается заикнуться о цели своего визита – сердечко Жасмин на миг замирает, когда он говорит эти слова. «Жениться, что удумал!» - краснея, девушка опускает глаза вниз.

Но Джафар чуть ли не открытым текстом посылает принца – далеко и надолго. Девушка, дрожа, как лист на ветру, ждёт своего приговора – реакции принца, но, как оказалось, волновалась она совершенно зря. Ухмыльнувшись, парень встаёт.

- Я не отступлюсь, можете мне поверить, советник! – яростно горящие глаза заставляют трепетать. И вселяют надежду, пусть он и уходит.

А принц зол. Нет, он в ярости – «Джаф, стерва, я тебе это ещё припомню!»

Алластер… нет, всё же Алладин – сейчас так точно он. Раньше, во дворце, он нёс какую-то чушь, откуда ни возьмись появлявшуюся в голове, но сейчас он не был настроен слушать этот внутренний голос. Поэтому его речь в изобилии была наполнена тем, что цензура никогда не пропустит.

- И, таким образом, я настоятельно советую вам покинуть эту страну и забыть об этой бредовой идее, с которой вы осмелились прийти сюда, из-за… - кажется, это был первый раз на памяти Жасмин, когда Джаф показали центральный пальчик. Кажется, это был первый раз на памяти Жасмин, когда Джаф показали центральный пальчик перед тем, как покинуть дворец. Кажется, это был первый раз на памяти Жасмин, когда Джаф показали центральный пальчик перед тем, как покинуть дворец высокопоставленные особы. Кажется, принцесса Жасмин зависла…

***

- Да что она себе позволяет? – в ярости, Ал скинул головной убор на землю и нетерпеливо растоптал за пару секунд усиленных прыжков, поднявших огромное количество пыли. Различные слуги, снующие вокруг, сделали вид, что ничего не заметили – к горячности принца давно уже привыкли и перестали обращать на неё внимание.

- Сука, попадись мне!!!

- А когда это произойдёт, ты расцарапаешь ей физиономию?! – насмешливый голос Джинни заставил Ала заскрипеть зубами – о Ками… в смысле, о, Господи, когда же его мучения закончатся, а эта надоеда заткнётся?!

- Никогда не заткнусь, можешь не мечтать! – теперь в голосе девушки слышались стальные нотки – сносить оскорбления от такого сопляка она намерена не была. Более того, она всячески поддерживала эту загадочную «Джаф», благодаря которой она получила такое неплохое развлечение и с которой была полностью солидарна – такому раздолбаю надо сначала научиться себя как следует вести, а не лезть к нежной, наивной принцессе со всякими аморальными предложениями.

Ал фыркнул и отвернулся – мерзкая пакостница никак не давала расслабиться и успокоиться. Чёрт, да он уже свои мысли озвучивать нач…

Неожиданно обрушившийся на парня поток ледяной воды не оставил приятных воспоминаний, как и воздуха в лёгких.

- Прекрати истерику, у меня от тебя уже мигрень началась! – Джинни брюзгливо поморщилась и отвернулась от парня, который сейчас так сильно напоминал мокрого радостного пёсика, так смешно отфыркивающегося от воды. Такого искреннего, настоящего…

Покачав головой, девушка, будто иллюзионист, достала из воздуха старый персидский ковёр с нелепым рисунком золотого до блеска песка и голубого до невозможности неба. Игнорируя взгляд «Хозяина», Джинн опустила его на землю и прошептала «Вира».

Коврик встряхнул кистями и поднялся над землёй. Погладив его по кистям, девушка обратилась к парню.

- Это мой старый друг. Коврик. Будь с ним нежен, он уже не новый. Управлять просто: активация – Вира, повороты, высота – словесно, он всё поймёт. Можешь не говорить пункт назначения, просто опиши место. Туда он тебя и отвезёт. Засыпает. Если сказать «Майна», - с последним словом Джинн ковёр упал на землю.

Повернувшись к парню, Джинни захихикала – такое восторженное, поистине детское лицо у него было. Так широко были распахнуты глаза – будто он видел новогоднее чудо.

- Эй, потренируйся пока, вечером полетишь к своей ненаглядной... – вздрогнув, Ал вышел из «прострации». А следующий миг…

Удивление. Вот оно какое, оказывается… Джинни никак не ожидала, что её вот так вот обнимут, закружат…
Что особенного в этом? Она ведь всего лишь помогла ему – такому юному, влюблённому впервые в жизни.
И уж кто-кто, а Алладин никак не представлял собой человека, который будет благодарить своих слуг за такие «мелочи».

Но он благодарил. И был по-настоящему рад. Он был таким… человеком, что Джинни стало грустно.
Что-то в груди сжалось, затрепетало. А ведь когда-то она была такой же. Лёгкой, солнечной, настоящей… и рядом всегда был он… как же это давно было!

Нехотя отстранившись, девушка спрятала грусть за насмешкой, смятение за бравадой, сожаление и боль – за мудростью веков.

Вот только Ал заметил перемену. Не стал спрашивать, что случилось только потому, что сам никого не пускал в душу.
А ведь так хотелось! Потому что она, эта странная, удивительная волшебница уже успела стать для него другом, той, кого он очень хотел понять.

Но «принц» ничего не сказал. Он просто поблагодарил и ушёл тренироваться. Потому что сердце замирало в груди от одной только мысли о том, что совсем скоро он увидит свою Жасмин…

***

Алладин счастлив. Нет, не так – он на седьмом небе от счастья! Нет, снова не то – он просто в восторге!
Потому что Жасмин ему поверила, потому что он провёл с ней целый вечер, потому что он закончился пусть и невинным, но поцелуем – а ведь новоявленный принц и не знал, что от счастья можно опьянеть…

Опустившись на травку, парень мечтательно вздохнул. А уже в следующую секунду почувствовал сильную боль в затылке и потерял ниточку, связывающую с реальностью.

А дальше – темнота, темнота и ещё раз темнота, но теперь уже с прикусом воды. И становится совсем всё равно. Смысл теряется, исчезает, ускользает сквозь пальцы…

Но не всё ещё потеряно – нет-нет, Ал всё также ничего не чувствует, но ему теперь точно не позволят скопытиться.
Раз-два-три, вдох. Раз-два-три, вдох…

Наконец, принц начинает откашливаться – вроде бы воды в лёгких уже нет. Но почему он всё ещё не дышит, павлин самоуверенный?! Ещё один вдох и Джинни становится понятно, что он уже пришёл в себя – ну, или его губы ведут себя более извращённо.

- Ммм, вот так бы всегда, милашка… - сильная пощёчина стряхивает с лицо недоутопленика довольную лыбу.

А она тут вся ещё испереживалась! Надо было оставить как есть, и искать нового, вполне нормального хозяина, в голове которого меньше всяких извращенств!

- Где это я? – удивлённо. Ещё не понял, что его жизнь, фактически, на сопельке болталась. А ведь если бы не Джинни, он бы уже стал частью истории – ведь она могла и вовсе не проснуться. Или же, проснувшись, не заволноваться о том, что коврик уже тут, а самого парня нет. Или могла просто не найти его. Или просто не успеть…
И так страшно, так странно от этого, что кажется, будто она сама уже привязалась к этому пареньку.

Отвести взгляд на горизонт. Туда, где океан не сдерживают скалы берега, туда, где так легко и свободно.

Этот мальчишка напомнил девушке его – такого родного, близкого, светлого. Они были такими разными…

Он был золотым, слепящим, но согревающим песком. Она – вольным и непокорным небом. Совсем, как узор на коврике, совсем, как её история, которая никогда не закончится – ни хорошо, ни плохо. Потому что она проклята, потому что, исполняя чужие желания, она не может исполнить одного единственного, но своего. Потому что, даже хитростью, волшебством, которое она может использовать свободно, Джинни не может забыть, отпустить прошлое… его.

- Тебе вкратце или как? Если кратенько, то я проснулась, забеспокоилась за сохранность твоей самой драгоценной части – задницы – и помчалась искать. Нашёлся ты за весьма увлекательным занятием – пытался выпить океан изнутри. Я решила, что ты лопнешь, а мне снова станет очень скучно и вытащила твою самую драгоценную часть на берег. Между прочим, пришлось сильно постараться, чтобы найти лазейку – мне ведь нельзя вмешиваться в линию твоей судьбы без приказа! Но есть одна миленькая оговорочка, которую я использовала – так что жду хотя бы минимальной благодарности!

В ответ послышался смех.

- Спасибо, что вытащила, но я бы и сам справился, да! – взвести глаза к небу. «И за что мне все эти мучения?!»
Скинув парня обратно в океан, Джинни отправилась обратно в тёплую и мягкую постельку, оставив на берегу коврик – сам, так сам…

***

Так странно – Джинни молчит всё утро. Так странно – Джинни избегает его всё утро. Так странно – это его волнует. Не так, конечно, как предстоящая встреча с Жасмин, но всё равно грызёт, не даёт сосредоточиться. Дурацкое чувство, дурацкая совесть, дурацкое… всё!

- Эй! ты, что, обиделась?

- Загадай мою свободу, - удивление. Мягко говоря. Медленно, но верно перерастающее в злость – что он не так сделал?!

- Прости, что вчера нахамил. Ты была бесподобна!

- Загадай мою свободу, - и это вместо «доброго утра» и привычных подколок! Нет, он, конечно, бывает невыносимым, но не до такой же степени!

- Прости, что хамил. Постоянно. Обещаю, что больше так не буду!

- Загадай мою свободу, - а ведь она никогда так себя не вела! Вдруг что-то случилось? Жаль, что такие умные мысли никогда не приходят вовремя…

- Что-то случилось?! – осторожно, готовясь к огромнейшему урагану из эмоций – причём негативных.

- Загадай мою свободу, - и ничего. Так равнодушно… Это задевает, заставляет злость разгореться, позволяет словам соскользнуть с языка. Плохим словам, очень плохим. В другом бы случае вообще смертельным.

- У меня ещё два желания! Что хочу то и загадаю!!! – так по-детски звучит…

А в следующий миг щёку обжигает сильная пощёчина. Очень сильная, приводящая в чувство и заставляющая удивлённо захлопать глазами – сколько же презрения и ярости напополам с отчаяньем можно передать взглядом?!
- Что слу… - на этот раз удар в солнечное сплетение. Как это называется, а?!

Бормоча что-то про «истеричку без мозгов», Ал спешит удалиться на встречу с Жасмин – теперь уже официальную. Но отчего-то нет настроения. Наоборот, хочется вернуться и выяснить, что же произошло – ведь уже два дня у Джинни такое настроение. А она ведь друг…

***

Едва Джаф прикоснулась к лампе, как тут же получила по руке.

- Эй, это вообще-то мой дом! – ещё одна попытка схватить лампу успехом не заканчивается – на этот раз причина в том, что вместо искомого предмета Джаф схватила воздух – «домик» был уже в руках его владелицы.

- И как это называется?! Джинны не должны так себя вести! – возмущение первого советника вполне можно понять, но и её оппонентки тоже – кому понравится, что твой дом наглым образом решают украсть?!

Не стоит также забывать, что обе эти особы очень вспыльчивые, но, что самое главное – они обе девушки. Поэтому вполне рациональный спор на повышенных тонах превращается в настоящий ор с оскорблениями и переходом на личности.

Нельзя сказать, что этого никто не заметил – просто не рискнули сунуться и попасть под раздачу. Ведь, как известно, что женщины мирятся, избивая общего врага. Да и не только они, но только эти особы способны найти общего врага, не отвлекаясь от процесса, так сказать.

Но всё же один дурак нашёлся – угадайте, кто попал под раздачу пирожков? Подсказываю – его имя начинается на «Алл», кончается на «адин» и он имеет дурную привычку вмешиваться в дела, его не касающиеся.

- Не мешайся под ногами! – в один голос. Тогда-то Ал и понял, что пи…сец подкрался незаметно. Для него, по крайней мере.

***

- Аааа, ПРЕКРАТИТЕ!!! – парень, вздрогнув, встряхнул головой, провёл рукой по лицу и выдохнул. Брр… приснится же такое! Чтоб он ещё раз смотрел на ночь диснеевские мультики?! Да никогда!

Но, надо же было отметить возвращение, а Рен отказов не принимала. И почему-то настояла, чтобы были только они – мол, чтобы укреплять отношения внутри команды. Глупо…

Но, что ещё глупее, так это сон. С тем, что он, Дмитрий, был Алладином, а Рен – небезызвестным пакостником Джафаром, ещё можно было смириться, но даже подумать о том, что Эрис была настолько сильно, было очень страшно.
- Но кем же была «Жасмин»?! Где-то я видел её уже…

Внезапно открывшаяся дверь в комнату, заставила вздрогнуть – помяни чёрта...

- Эй, я же уже говорил, что встречи с кумиром – с пяти до шести! – зря, ох зря Абрамс не верил в вещие сны! Вот, например, сейчас, он еле успевал уворачиваться от неслабых ударов Рен и Эрис.

А персидский коврик на полу весело пошевелил кисточками – история не заканчивается…

Далее

@темы: Кои, Кои. Восток, СП, больная фантазия, мои фанфики, скелет из шкафа, трава