Emporte par le vent

18:01 

Кои. Восток

Ayranta
Ещё есть такое мнение, что счастье - это горение...
Ранее

Незамкнутый круг

Необузданное пламя разгорается всё жарче, сильный ветер, почти ураган, бушует где-то вдалеке. Изуродованные, разломанные почти до крошки, плиты мрамора, сквозь которые проглядывают лианы и следы наводнения знаменуют место битвы.

Полупрозрачные лохмотья витают под чем-то, что раньше было крышей здания – теперь же это отличное место, чтобы смотреть на звёзды в ясную погоду. Лохмотья невесомы, безжизненны. Такими они были раньше, но сейчас вовсе уничтожены. Принадлежащие другому миру, они, духи, призванные защищать, теперь медленно таяли, исчезая, словно дым.

Огонь и Воздух, Земля и Вода. Духи Астрала, Потустороннего мира. Они не приемлют иного хозяина, кроме себя самих, да тех, кто вежливо просит. Эти существа просили, им была обещана защита... а теперь лежат сломанными куклами, можно лишь молча смотреть на то, что случилось. Не смогли уберечь, оплошали. Связь, соединяющая их с теми... людьми теперь просто исчезла.

Капли крови с тихим плеском опускаются на пол – туда, где уже давно не видно узоров мрамора. Лишь кровь, будто слёзы, падающая вниз. Лишь страх, который уже никогда не доберётся до тех троих. Лишь мертвенный холод. И Смерть, что забрала Их. Сегодня Инге, блондинке с застывшими уже навсегда стеклянными голубыми глазами, исполнилось двадцать. Отмечать собирались завтра – всё откладывали, никак не могли найти время. Девятое марта – кажется, прошла уже целая вечность с этого дня.

Кристина, как рыженькая кошечка, мягкая и нежная с виду и столь же жёсткая, сильная, если приглядеться. Её глаза никогда не отразят свет солнца, лежит неподалёку. Чуть впереди – совсем молодой парень. Не успел накрыть Щитом, не уберёг… Не хватило сил, не хватило каких-то секунд. Нет, меньше.

Они проиграли – в одном из залов Храма, где небольшие камни витают над потолком, погасли сразу три самоцвета – старые имена стёрлись, появились три новых. Те люди, которым не посчастливилось родиться в одно из полнолуний, скоро займут их места.

Прямо сейчас к Хранилищу артефактов спешат остальные – все, кто не был занят. Но там уже никого не будет.

Ведь Артефакты уже пропали. Кто-то ухмыляется, глядя на своё отражение в кровавом зеркале. Кому-то сейчас весело – Старейшины будут долго гадать, что же пропало: в Хранилище тысячи артефактов, каждый заперт в отдельном тайнике. Пока до них дойдёт, что же произошло, всё уже будет кончено… тем более, учитывая разрушения, благодаря которым обвалилась добрая половина стен.

Да и кто будет разбираться в том, что пропало? в Храме будет слишком много забот и без этого. Погибла сразу целая команда, Старейшинам придётся срочно искать новую тройку смертников, которые согласятся подписать договор со смертью. И ведь каждый раз находили, находили и обучали, рассказывая всю правду, скрытую от обычных людей, говоря красивые слова о спасении мира, об исключительности... и совсем забывая добавить, что они - вовсе не избранные, а просто смертники.

***

Нужно пригладить футболку, сегодня всё должно быть идеально, а дурацкая ткань идёт волнами, не желая подчиняться! Вытерев руки о джинсы, девушка выдохнула. Проклятые ладони потели, как на экзамене. Хотя, чего бояться, обычная рутина: ушли одни, придут другие. Нужно просто сделать свою работу и не облажаться у всех на глазах. Просто хорошо постараться и не оставить сомнений в том, что она - лучшая. Всяко лучше, чем лежать на кровати и, не моргая, разглядывать потолок. Ничто не вытащит её из чёрной ямы отчаянья и безысходности лучше, чем вернуться в колею. Жить одним днём, ведь так?!

Сегодня приезжали новые... члены их большой, почти необъятной семьи. На них стоило произвести хорошее впечатление, заставить полюбить это место с первого взгляда, им всё же жить здесь. Девушка вздохнула, нужно было просто взять и сделать свою работу. Может, она всё ещё переживает,прошла ведь всего неделя... но это к делу не относится. Да и не из-за такого сердце в груди стучало, как безумное, грохоча почти на пределе своих возможностей. Девушке даже казалось, что этот шум заглушал её мысли.

Как же всё не вовремя! Сегодня, сейчас, всё должно быть идеально, всё же, не каждый день прибывает целая... команда, сразу трое. А ведь прошла всего лишь неделя... время так быстро бежит, не успеешь оглянуться, как никого вокруг уже не знаешь.

Нужно было поторопиться, пришлось пробежаться. Гулкие, быстрые шаги и тяжёлое дыхание эхом отдавались от стен коридора. Кажется, был такой персонаж, Белый Кролик, который постоянно куда-то опаздывал... Сейчас девушка ощущала себя таким кроликом.

Должно быть, они уже прибыли, Старейшины, конечно же, представляли новеньких всем, кто остался в Храме, ожидая, когда же появится непутёвый проводник, способный показать, как не потеряться сразу и навсегда. Проводник, который, похоже, сам потерялся.

Мысли были немного истеричными, глупыми, они мешали, но и подгоняли тоже, позволяя хотя бы поверить в то, что получалось бежать быстрее. Впрочем, был и существенный минус: мысли слишком отвлекали от того, что происходило в реальности: вбежав в просторный зал, служивший холлом для жителей Храма, девушка запуталась собственных ногах и на полной скорости, размахивая руками, словно мельницами, упала вперёд, отбив колени и ладони о холодный каменный пол. Повезло, что ничего не разбила. Но выглядело это, наверняка, забавно. Или даже очень смешно, в принципе, улыбку не сдержала бы и она, будь ситуация иной.

Девушка пролетела почти половину зала, почти сшибла двух людей, стоявших в стороне от остальных. Что ж, стоило это предвидеть. Везением она никогда не отличалась, так почему же всё сейчас должно было сложиться, как надо. Выдохнув, она сжала саднящие ладони в кулаки. Надо было подняться, отряхнуться и не пялиться на тех, кого чуть не сшибла. Даже если видна была только обувь.

Опрятные мокасины на стройных загорелых ножках явно принадлежали кому-то небольшому, скорее всего, невысокой девушке, которая умудрилась не запачкаться в грязи перед Храмом. Разве что по воздуху перелетела. Переведя взгляд левее, девушка заметила видавшие виды кроссовки, почти полностью скрытые потёртой джинсовой тканью. Вот уж чей хозяин точно пытался скрыть их истинный цвет за грязью... что ж, у него это прекрасно получилось.

Вставать не хотелось, но чужое напряжение было настолько заметным, что почти осязалось. Тишина вокруг тоже звенела, предупреждая о том, что подниматься всё же придётся. В любом случае.

Выдохнув, девушка поднялась. Всё также не поднимая голову, она принялась отряхиваться, стараясь выглядеть невозмутимой. Лишь закончив, она подняла голову, встречаясь с изучающим взглядом миниатюрной азиатки. Та стояла прямо, приподняв подбородок чуть вверх и близоруко щурясь. Она чуть ёжилась от холода, одетая в шорты и какую-то чёрную майку с непонятным иероглифом.

Опустив руки вдоль тела, она, почти скучая, осматривалась, всем своим видом давая понять, что заминка её никак не касается. Её волосы были собраны в два хвостика, позволяя провести параллель с чертом. Заметив чужой взгляд, азиатка едва заметно кивнула и принялась изучать архитектурные красоты Храма. Впрочем, ехидную улыбку с губ она так и не убрала.

Рядом с ней, начиная притоптывать на месте от нетерпения, стоял высокий парень со странной причёской: нечто среднее между застывшими колючками ежа и хворостом, собранным для костра. В отличие от азиатки, его эмоции можно было без труда прочитать по лицу. Парень явно нервничал, но уже нашёл способ успокоиться: вот уж кто точно, не церемонясь и не следуя правилам приличия, уже сейчас, пока, правда, мысленно, продумывал, как бы "посмешнее" поиздеваться над более неудачливым человеком. Выживает всё же сильнейший, а лучшая защита - нападения. Иногда даже банальности бывают верными. Он с вызовом смотрел на девушку, будто она уже на него напала. Вот только руки, сложенные на груди, выдают нервозность.

Тишина немного разбавилась, тихими перешёптываниями. Девушка с силой втянула воздух сквозь стиснутые зубы и попыталась доброжелательно улыбнуться, а не оскалиться. Злость взметнулась в душе также быстро, как появилось волнение. Это должно было бы взволновать, ведь такие скачки в настроении не были ей свойственны. Но сейчас, когда сердце продолжало колотиться безумно быстро, у девушки были проблемы и поактуальнее.

Чуть опустив голову, в знак признательности, перед Старейшинами, она прикрыла глаза, пряча взгляд. Фигура была немного застывшей, равно как и лицо: она уже не ребёнок, чтобы закатывать скандалы по таким пустякам. Тем более, каким примером это будет для новеньких...

- Прошу меня простить за опоздание, - девушка говорила спокойным, чуть хрипловатым голосом, будто до этого долго кричала. Злость никуда не уходила, только становилась сильнее. Её вовсе не задевали едкие комментарии парня с чем-то непонятным на голове, равно как и тихие смешки друзей. Она была недовольна собой, разочарована и уже мысленно рвала себя на части, помня, что почти сорвала довольно важное мероприятие. Для кого-то нарушать правила просто, но для кого-то эти самые правила - единственный способ держать свою жизнь под контролем. И когда контроль ослабевал, становилось попросту страшно. А страх девушка скрывала также, как новенький: она нападала. Хотя, возможно, дело было именно в том, что парень немного забыл о приличиях. Или то, что Анита отвернулась, хихикая и хлопая ресничками.

Покачав головой, девушка постаралась выгнать из головы все ненужные сейчас мысли. "Сначала дело, потом всё остальное. Сейчас нужно показать Храм этим людям, объяснить, что и как у нас происходит. Злость тут ничем не поможет, нужно быть приветливой."

- Мы поговорим об этом после, - внимательный взгляд старейшины Арианы прошёлся по всем присутствующим, но остановился именно на ней, не обещая ничего хорошего. Девушка мысленно взвыла, представляя, что с ней могут сделать. Опять отправят плести фенечки или в огороде копаться?

"Бр… с прошлого раза ведь ещё землю из-под ногтей не выковыряла до конца!" - мимолётно скривившись, девушка прислушалась к словам Арианы. Голос женщины был твёрдым, но не холодным, просто строгим.

- Рен Арисугава, Шаман, - женщина вытянула руку, ладонью показывая на азиатку. – И Дмитрий Абрамс, Телепат.

Невольно нахмурившись, девушка прикусила губу, стараясь унять волнение. Где же третья? Кажется, Анна... В команде не хватало только Стилло - человека, который мог бы защитить и прикрыть двух других. Без неё эта парочка оставалась беззащитной. Впрочем, не только чужое опоздание было удивительным: очень редко вместе работали одногодки, но уж, что совсем невероятно, родившиеся в один день. Такие совпадения обычно заканчивались очень плохо.

- К сожалению, Анна Ибрагим ещё не прибыла… - ещё одна неожиданность, не было ещё случая, чтобы кто-то из новеньких опаздывал... что ж, как любила говорить Анита, ничто не вечно.

Вступительная речь старейшин про особенность тех, кто прибыл, можно было пропустить мимо ушей – их слова Эрис уже давно вызубрила. Каждый раз одно и то же, хоть бы слова меня что ли... и почему все так боялись говорить правду? Что, они, конечно, избранные, особенные, но всё же у каждого на спине была нарисована мишень, вопрос только в том, когда же в неё попадут.

Быстро встряхнув головой, девушка с силой прикусила губу, ощущая металлический привкус крови во рту. Не время, не место для траура. Завтра умрёт ещё кто-то, тратить время на то, чтобы пожалеть себя, просто нельзя. Приподняв голову выше, она моргнула пару раз, даже улыбнулась. Почти приветливо. И даже получилось проигнорировать суровый взгляд, который старался прожечь в ней пару дырок. "Надо будет подарить на ближайший праздник словарь синонимов, может, почерпнут что-то..."

- Эрис покажет вам Храм и ваши комнаты… - уйдя в свои мысли, девушка почти пропустила момент, когда речь завершилась. Канна, одна из старейшин, презрительно фыркнула, закатывая глаза. Возможно, дело было в том, что Эрис просто слишком часто сталкивалась с ней в коридорах, а может, Канна просто не забыла невинной шутки двухлетней давности.

- Рен, Дми... - чуть запнувшись, Эрис всё же выговорила чужое имя, правда, слегка исказив. Она даже посочувствовала Абрамсу: с таким именем жизнь сладкой быть не может в принципе. - Демитрий, прошу за мной.

Может, стоило посочувствовать и тому, кто будет выбивать его имя на надгробном камне. Остроты, конечно, стали намного мягче, даже игривей, словно Дмитрий, успокоившись, перестал видеть в окружающих кровных врагов, но настроения шутить сейчас просто не было.

– А тут все девушки такие же послушные, все команды выполняют? Или те, что посимпатичней... - договорить он не смог, внезапно впечатавшись в стену спиной. Эрис впитывала чужое удивление, стараясь убедить себя, что Д... Абрамс просто успокаивал нервы. Ну ничего, зато встряхнулся, успокоился. А если не встряска получилась слишком слабой, она всегда поможет другу, может быть, даже оставить о себе напоминание на неделю. Осталось выбрать между шишкой и фонарём.

Дмитрий от шока оправился быстро, всего через пару коридоров спустя уже бездумно трещал о том, что, должно быть, трудно жить в месте, где каждый раз так встречают гостей.

- А, постойте, я же теперь тоже тут живу! Эх, невезуха, - почесав затылок, Абрамс широко улыбнулся, подмигивая девушкам. Когда его сюда "приглашали", никто не говорил, о подобном пристальном внимании. Выставили, как какой-то экспонат на витрину, покрутили... лишнего внимания Дмитрий не любил, в его районе это было верным признаком приближавшихся неприятностей, а здесь... здесь была неизведанная территория. Мысленно вздохнув, он расплылся в ещё более широкой улыбке, расправил плечи. Так лучше, меньше народу, больше кислороду. - Но какие же тут симпатичные незнакомки! Глаза разбегаются, могу и потерпеть неудобства.

Думать нужно позитивно всегда, к примеру, раз уж речь зашла о девушках, можно кого-нибудь себе выбрать. Рен? Нет уж, слишком... по-азиатски отстранённая. Да и было что-то в её взгляде... нет, определённо нет.

Повернув голову к Эрис, Дмитрий усмехнулся. А вот эта, несмотря на грозный вид, ничего так. Страстная натура, да ещё и недотрога... почему бы и нет?! В ближайшее время всё равно никого рядом не будет. Да и, в самом деле, чем ещё заняться? Не слушать же, что она говорила, махая непонятно куда. Разбираться на месте куда легче, чем с таким пространным объяснением.

- Эрис, да? Знаешь, мне очень нравится эта экскурсия, хоть я их и не переношу – аллергическая реакция - ты заставила меня по-новому взглянуть на музеи – вот были бы там такие красивые и умные экскурсоводы… - проверенные схемы работали всегда: больше правды, комплиментов, добавить толику природного обаяния и улыбку – широкую, весёлую улыбку. Настоящую. Вообще, надо побольше настоящего и дело в шляпе. Такие уж точно искренность ценят больше всего.

- Деметрий, - Эрис вынужденно улыбнулась. - Не я буду в ближайшие месяцы плутать здесь, пытаясь хотя бы до своей комнаты добраться, - её ровный голос заставил фыркнуть. И тут же закатить глаза. Началось.

- Дмитрий. Я Дмит-рий! Не сложно, правда? - Картинно застонав, он обиженно надул губы.

- Не сложнее, чем выдержать мою экскурсию. Так что будь любезен замолчать и не мешать мне… - Эрис едва повела бровью, холодно поджав губы. И тут же отвернулась, продолжая говорить. А вот Рен улыбнулась, покачивая головой.

Фыркнув, Дмитрий возвёл глаза к потолку. Видимо, он сделал что-то смешное, раз уж мисс азиатка забыла о своей безразличности и даже добродушно покачала головой.

– Что? – Абрамс вскинул бровь, не опуская глаз, словно соревнуясь с девушкой.

- Да ничего, так, анекдот вспомнила, - почти без акцента произнесла азиатка, прищуриваясь.

- Я вам не мешаю? - прежде чем Дмитрий что-либо успел сказать, Эрис быстро встала между ними. - Я больше чем уверена: вы хотите попасть в свои комнаты до полуночи…

Абрамс мысленно вздохнул, спрашивая, чем же он, такой милый, хороший и чудесный парень, прогневал эту железную леди. "Терминатор. Перезагрузка".

Но не смотря на весёлое расположение духа, его мысли всё же плавно перетекли к задержавшейся девушке.

"Анна-Анна, что же тебя такое важное задержало?! Я-то думал, тут все такие серьёзные, опаздывать никому не дают, а тут, прямо на лицах же написано "мы не знаем, что происходит!" Детский сад. Ещё про связь что-то говорили. Что это вообще такое? Я на бдсм соглашаться как-то пока не готов, хотяаа..." - задумавшись, а точнее, уже уйдя в свои грёзы, парень не заметил, как столкнулся с Эрис. Та поинтересовалась, чем именно он смотрел и куда. Ответ вырвался сам собой.

- Невежливо говорить так с гостями, родители не учили манерам? Хотя, я смотрю, для тебя это естественное состояние, - на этот раз Абрамса не толкнули, девушка буквально впечатала его в стену, заботливо проследив, чтобы он стукнулся затылком. Схватив за грудки, Эрис хорошенько встряхнула его ещё разок.

- Заткнись по-хорошему, пока я добрая, – голос был предельно спокойным, но ладони почти побелели, с такой силой Эрис их сжала. Обстановку разрядили лёгкие аплодисменты со стороны Рен.

- Надеюсь, мы всё же можем продолжить экскурсию, - фыркнув, девушка отпустила Дмитрия, отошла на пару шагов, восстанавливая дыхание. Абрамс пришёл в себя позже, когда девушки уже успели прилично уйти вперёд. Взъерошив волосы на голове, он покачал головой. Может, он и погорячился, но кое-кому явно стоило подлечить нервишки.

Заложив руки за голову, Дмитрий неспешно отправился следом, но приближаться не спешил, заметив, что девушки успели спеться. ЧТо ж не везёт ему так вечно?!

***

Поистине огромный зал, украшенный причудливым плетением странных знаков на стенах, был немым свидетелем всех собраний, что проводились здесь, пожалуй, со дня открытия Храма. Он слышал всё, о чём здесь говорили, что обсуждали, и знал, чем закончился тот или иной виток истории. Он знал всех, кто рождался под знаком этого ордена, знал всех, кто погиб и исчез. Видел все балы, торжественные праздники, неизменно сопровождаемые громким смехом, улыбками и блеском глаз. Да, эти ребята определённо умели веселиться и знали толк в развлечениях. Такая насыщенная и, порою, опасная жизнь учила их не разбрасываться подобным весельем. И не только их – всех, кто был рядом. Кто видел их, понимал, почему они так стараются всё успеть и не оглядываются назад.

Сегодня в зале было немноголюдно – всего двенадцать человек. Все уже не молодые, хотя зал помнил их ещё совсем юными – помнил все их лица, сколько бы их не было.

Двенадцать человек. Четыре по три.

Почти в центре – Ариана, Александр, Аркадий. Чем похожи друг на друга? Лишь мудростью в глазах. Но это, у всех двенадцати, не удивительно. В центре стоит Александр – немного насмешливый блеск в глазах, как напоминание о том, каким он был раньше, каким остался и сейчас. Прошло много веков, но что-то всё равно остаётся неизменным. Ненавидит бумагомарательство, совсем не уважает правила – ведь главное результат и сердце. Доброе, открытое сердце.

По правую руку от него Ариана – стальная, непоколебимая, любит порядок, привыкла вовремя одёргивать всех. Не приемлет нарушений. Строгая. Но справедливая. И сострадательная. Всегда такой была – лишь мудрость прибавилась за века. И опыт – теперь она не действует по наитию.
Немного левее Александра – Аркадий. Дёргается, нервно оглядывается, сверлит всех недоверчивым взглядом. Параноик. Типичный. Раньше не отличался храбростью, теперь всех подозревает во вселенском заговоре. Нет, не всех – только не этих, собравшихся в этом зале. Их он никогда не подозревал. И не будет этого делать. Пройдя с кем-то огонь, воду, медные трубы и прочие неприятности, невольно начинаешь доверять. Хотя, истинная вера, что была всегда, у него лишь к этим двоим – Алекс, Ари… как же давно он не называл их вот так вот запросто – лет сорок уже, да?

Остальные немного дальше. У окна стоит другая троица – Канна, Ксения, Кристиан.

Глаза Канны полны стали. Нет, она никому ничего не забудет, но и не отомстит. Она сразу расквитается. На месте отчитает, нахмурив брови, прошипит угрозы, которые тут же воплотятся в реальность. Сильная личность. Тяжёлая.

Словно в противовес ей – Ксения. Улыбчивая, мягкая. Почти доверчивая. Всегда верит в лучшее. До последнего мгновения искренне верит. За всю жизнь так и не отделалась от своего идеализма – упрямая вера берется, словно из ниоткуда, но не уходит. Никогда.

Кристиан. Молчалив. Он не суётся в дела остальных, не лезет со своим мнением – зачем? Придёт время – его спросят. Ни к чему засорять воздух ненужным мусором слов и путать остальных.

Стенку подпирает ещё одна троица – мрачноватая, надо сказать. Роберто, Роза, Рональд…

Кровожадность? Нет. Злоба? Нет. Ненависть? Неприязнь? И снова нет. Просто неприятная аура. Просто холод, пробирающий до костей от одного взгляда.
У дверей последние трое – Диана, Дана, Дрейк.

Зал помнит, какими они были, когда впервые вошли сюда. Совсем другими.
Молодыми, неопытными, настороженными. Радостными, обескураженными. Настоящими. Живыми. Просто людьми, магами, на которых свалилось нежданное счастье в виде смертельной опасности. Не было уверенности, что всё кончится хорошо. Не было даже призрачной надежды на то, что они справятся.

Но это было так давно… вряд ли кто-то ещё помнит об этом. Особенно сейчас, когда снова что-то назревает. Но на этот раз не они должны справиться. Не они, другие. Те, молодые, совсем юные ребята, у которых нет уверенности в себе и в своих силах. Которые так же боятся не справиться.

Сегодня атмосфера не накалена почти до предела, как это было пару недель назад, когда погасли сразу три камня. Тогда был настоящий переполох. Сегодня намного тише. Всего лишь обязательное собрание.

- Можно ли с уверенностью сказать, что из Хранилища пропали какие-либо артефакты? Нет, но и отрицать этого нельзя. Убийство целой команды вряд ли было целью – возможно, приятным бонусом для похитителей, не больше. Но и отрицать то, что целью были именно Кои, нельзя. Возможно ведь, что это артефакты были бонусом… - Ариана замолчала, вздыхая. Какая теперь разница, было ли убийство целью или нет. Прошлого не исправишь, нужно думать о будущем. И жить в настоящем. И главным сейчас, в этом самом настоящем, был вопрос, ответа на который пока не было – что было похищено из Хранилища. Лучше не надеяться на то, что убийцы полюбовались трупами и ушли, ничего не прихватив. Как правило, в жизни всегда всё идёт по наихудшему сценарию.
- Это убийство, эта кража… лишь вершина айсберга. Что-то начинается. И лучше бы мы знали что… - Диана, конечно. Рационально, правильно, логично. С толикой предвиденья. Стилло. Аркадий стал параноиком, а она нет. Другой склад ума. Но интуиция её не подводит. Почти никогда.

Что будет дальше? Неизвестно. Пока.

В глазах собравшихся читается одна мысль – такого не было многие годы. Что, если возродится…

Внезапно двери распахиваются, стоящие у дверей недовольно отходят в стороны – повезло, что реакции никуда не делись, а то грохнулась бы эта троица, прямо как Эрис сегодня утром.

В зал ворвался молодой паренёк – кажется, смотритель происшествий. Если пришёл из-за пустяка, получит по полной программе – у Канны давно руки чешутся.

Но, нет, будет жить. Пока. Ведь сейчас не средневековье, чтобы убивать гонца, принесшего плохую весть. В конце концов, он просто гонец…

***

Кажется, этот парень, Абрамс, совсем оглох. Или обнаглел. Потому что уже почти десять минут не отвечает ни на просьбы открыть дверь, ни на угрозы выломать эту самую подвижную часть стены. Никакого уважения! Хотя… какое уж уважение?! Тут бы и капли совести вполне хватило бы – девушка руки отбивает, голос срывает, а он… нет, даже не совести – осознания того, что с ним сделает она, Рен Арисугава, если он не откроет в ближайшее время. Он получит в любом случае, но, вполне возможно, он просто заснул или музыку слушал, а не намеренно выбешивал брюнетку.

Наконец, дверь открылась. Как раз в тот момент, когда девушка в очередной раз опускала руку для столкновения с дверью. Болезненный выдох и тихие ругательства покатившегося по полу парня были музыкой для ушей Рен. Ещё бы время было – она бы с ним не церемонилась, но, увы и ах – казнь придётся отложить.

Немного нервно оглядываясь, девушка раскрывала глаза всё шире – это надо же, превратить вполне нейтральную, чисто убранную комнату в этакий хлев всего за каких-то полтора часа! Талант, этот парень определённо талантлив по этой части. Но в этой его торопливости было что-то знакомое, почти родное. Будто и он хотел побыстрее почувствовать себя дома, в безопасности собственной комнаты, маленького мирка, отгородившего от враждебности внешнего мира. Той враждебности, которую нельзя победить ни в пять, ни в десять, ни даже почти в восемнадцать лет. Это странное чувство, когда родной дом сужается до этой вот комнатушки и даже поход на кухню становится безумно опасным. Да, Рен оно было знакомо. Кто бы мог подумать, что такой вот смазливый придурок может его испытывать?! Не Рен, уж точно.
А с чего она вообще взяла, что он испытывает нечто подобное? Может, просто неряха?! Может, просто не любит полный, совсем не жилой порядок, стремится заполнить его собой, оставить что-то, что будет неоновой вывеской сообщать всем, кто войдёт «Эта моя территория, мой мир!»

Раскрытые дверцы шкафа, наваленная кое-как одежда: скомканные футболки, смятые джинсы, перепутанные носки… а ведь по приезду, когда им показали комнаты, вещи были сложены аккуратно, занимали довольно мало места.

Наушники на кактусе, обёртки из-под шоколадок на полу, вместе с какими-то смятыми листками с непонятного назначения закорючками, дартс из постера какого-то парня – видимо, знаменитость, хотя, Рен и не была уверена.

Смятая простынь на постели, будто на ней, по меньшей мере, выступали борцы сумо. Чем же им подушка не угодила – выпотрошили бедняжечку, теперь перья всюду летают. Вон, одно даже на хозяина комнаты приземлилось. Приземлилось прямо на макушку и запуталось в торчащих волосах – видимо, Рен всё же была права, когда, пусть и в шутку, предположила, что парень спал.

Сладко, до зелёных чёртиков зависти, зевнув, Абрамс встряхнул головой, как шелудивый пёс и взлохматил волосы на затылке – на этом «утренний марафет» был закончен и недовольный, потирающий заспанные глазки – нет, он такой милый! Прямо малыш, которого разбудила утром заботливая мамочка! - Абрамс пробормотал нечто невообразимое, сложно воспроизводимое и нечленораздельное – очевидно, это было своеобразное приветствие напополам с пожеланием доброго здоровья и хорошего аппетита.

- Только прилёг, часика два думал подремать, так нет, не дождусь – в фанатки решила записаться? Тогда имей в виду, что заседания фан-клуба с трёх до пяти, а встречи с кумиром, то есть мной, только по предварительной записи! - тот факт, что шутка неудачная и совсем неуместная, парень понял только когда взглянул на Рен – а сделал он это после того, как сказал. У девушки разве что пар из ушей не пошёл. Схватив Дмитрия за шиворот – лёгкая белая футболка поспешила собраться на горле, лишая половины кислорода, - Рен потащила его к выходу, не обращая внимания на хрипы парня. И на то, что ему не нравится перемещаться по полу подобным образом – перебирая пятой точкой все неровности пола.

- Шевели копытами, нас вызывают! – рык брюнетки был абсолютно лишним, зато привёл в себя.

Ударив девушку по руке, парень подскочил.

– Чего творишь?! Иди, знаешь куда?! – совсем не замечая опасного блеска в глазах Рен, парень продолжал. Такая у него была привычка – сразу давать сдачи, огрызаться или хамить. Под настроение можно всё и сразу…

Дикие вопли были слышны, должно быть, даже в зале собраний, где царила полная тишина, их все и ждали.

Парень, с расширенными до невозможности глазами, барахтался под потолком. Рен куда-то его тащила, больно ударяя обо все углы – намеренно, Дмитрий был в этом уверен.

- Значит Шаманка, да? – Рен не ответила, но парню ответ уже был не нужен. И так всё было очевидно, даже для такого тугодума, как он. Стихийный или Шаман, как ещё называли таких людей, мог управлять четырьмя основными стихиями: Огнём, Водой, Землёй и Воздухом. Не телекинез, это точно, учитывая тот факт, что под ним «змеился» воздушный поток.

Неожиданно поток растворился, ехидно прошуршав что-то напоследок.
В ту же секунду Дмитрий грохнулся вниз, едва успев припомнить все известные ему кары – надо же что-то сказать Рен...

Жаль только, что выговориться не дали. Абрамс оказался в таком же положении, как и их «экскурсовод» этим утром. Вот только он не стал краснеть, опускать голову как можно ниже и скрипеть зубами – кстати, о птичках, вон и Эрис стоит, как ни в чём не бывало. От чего она тогда покраснела, Дмитрий ещё не решил – от гнева, злости на себя или смущения.

Не испытывая ни одного из выше перечисленных чувств, парень поднялся, отряхнулся и насмешливо улыбнулся всем присутствующим – тем же, кого видел утром.

- Как это мило с вашей стороны, беспокоиться обо мне. Нет-нет, со мной всё в порядке, Рен, не волнуйся.

Эрис возвела глаза к потолку и покачала головой – кажется, лишь она из всех присутствующих девушек не улыбнулась, осталась серьёзной. И только её неодобрительный взгляд сверлил его спину. Но озорной огонёк где-то в глубине её больших глаз не давал парню покоя – зачем так злиться, если одобряешь? Если сама не прочь вступить в «дуэль», обменяться парой-тройкой колкостей. Рен, видно же, что не одобряет, но ухмыляется – смешно. А Эрис… почти ненавидит, не одобряет, но не прочь сразиться в остроумии. Боится, что старшие отругают? Ути-пути, какие мы нежные! «Подлиза…» - флажок некуда поставить, а жаль. Серьёзно, очень жаль.

Чьё-то сердитое покашливание вернуло парня с небес на грешную землю, где его ждали синяки, ободранный локоть и сердитые взгляды воспитателей – тьфу ты! Старейшин.

- У нас не слишком приятная новость. И теперь мы, надеюсь, можем её озвучить, - сколько яда, а ведь он всего лишь пошутил…

- На побережье Охотского моря зафиксировано нападение демонов. К счастью, пока они находятся на безлюдной территории. Ключевое слово тут «пока» - у нас не больше десяти часов на манёвр. Потом обойтись без жертв будет труднее – ближайший населённый пункт в часе быстрой езды. Наша удача, что демоны пока что уничтожают окружающую среду…

Тихий вздох – нет, не может Ариана послать новичков – ведь это же верная смерть. Неопытные, совсем беззащитные без Стилло, они не то что не сдержат демонов – не смогут просто вернуться живыми!

Анна-Анна, и почему ты не приехала?! Незамкнутый круг не даёт сил, Амулеты не надеть, значит, начальная ступень развития дара. Этот парень – паяц и полный придурок. Очевидно же, что с даром он знаком только по чужим рассказам – даже не видел, как его используют. Видел бы – не выглядел бы так глупо. Ведь только его дар может остановить демонов – дар Телепата. Почему он «Телепат»? Надо двери закрывать в Святилища, уважаемые старейшины! От Шамана нет толку, пусть её дар и развит. Ведь демонам не страшно оружие этого мира, как и призракам. Звучит, как приговор, да?!

И ведь никто не придёт на помощь, не поможет – уже давно все разбрелись по своим территориям. Задания трудные, давно таких не было – стояла тишина, будто весь мир скорбел об ушедших… а сегодня, сейчас… почему именно теперь?! Неудачный день, что и говорить. Неудачный для новичков.

Руки невольно сжимаются в кулаки, глаза застилает пелена – они ещё не готовы, их нельзя отпускать одних, нельзя!

А ведь старейшины это тоже понимают – отводят глаза, смотрят с сочувствием, которое обычно достаётся смертельно больным в последние дни их жизни от врачей.

- Ваша задача состоит в том, чтобы задержать демонов до прибытия помощи. На рожон не лезть и…

- Скорей бы демонам наподдать! – идиот. Полный, наивный и совсем ничего не знающий о том, что его ждёт. И Рен, нервно прикусывающая нижнюю губу – понимает, правда понимает, хоть тоже в жизни не видела демона. Но что от её понимания? Ведь она не спасёт ситуацию. Просто не сможет…

Сердце стучит где-то в висках, дыхание застревает в горле – трудно дышать, просто невыносимо. Перед глазами прыгают звёздочки, ногти впиваются в ладони со всей силы – нет, так нельзя, просто нельзя…

Рен удивилась, когда из зала пулей вылетела их утренняя знакомая. Да не просто вылетела, а чуть не снесла её саму и всех, кто стоял напротив выхода. Руки сжаты в кулаки, кажется, на правой руке появилась кровь. Нахмурив брови, девушка проводила Эрис взглядом. Нечего сказать – странная девушка…

А старейшины уже закончили инструктаж – всего через пару минут после вылетевшего «урагана». Урагана… хм, хорошая мысль! – губы непроизвольно растягиваются в улыбке. Поклонившись, Рен выходит. Дрек, ну, или как его там, выбегает позднее, задев её плечом – тоже мне! Нашёл время для игр…

Девушка побежала за парнем – не уйдёшь, слышишь? Нет другого времени, чтобы окунуться в детство?! Ведь даже не понимает, что они могут не вернуться… или понимает слишком хорошо – ведь другого, более подходящего времени, может и не быть. Интересно, родители хоть заберут трупик-то? Ну, отец, понятно, что разрыдается. А мать опять подожмёт губы и фыркнет – снова её дочь разочарует.

Но это потом, не сейчас. Сейчас никто её не похоронит!

Далее

@темы: трава, скелет из шкафа, мои фанфики, больная фантазия, СП, Кои. Восток, Кои

URL
Комментарии
2014-02-23 в 16:06 

Кот с Великим Именем
Идея - она как бактерия. Её сила так же велика. Любая даже самая маленькая её крупица способна либо навсегда стать частью тебя, либо уничтожить (Inception)
А где Абрамс сейчас есть?

2014-02-23 в 16:24 

Ayranta
Ещё есть такое мнение, что счастье - это горение...
Кот с Великим Именем, прошу прощения, немного не поняла вопроса

URL
2014-02-23 в 16:51 

Кот с Великим Именем
Идея - она как бактерия. Её сила так же велика. Любая даже самая маленькая её крупица способна либо навсегда стать частью тебя, либо уничтожить (Inception)
Ayranta, Дмитрий Абрамс это ник достаточно известный во многих фандомах и мой друг)

2014-02-23 в 18:27 

Ayranta
Ещё есть такое мнение, что счастье - это горение...
Кот с Великим Именем, не поверите, но никогда о таком не слышала :gigi:
Но вопроса всё равно не поняла, что-то туплю

URL
   

главная