Ayranta
Ещё есть такое мнение, что счастье - это горение...
Дым. Истории ломаных линий
Автор: Ayranta
Беты (редакторы): frau Marta
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Джей, Олег, Тиан; Гилберт, Денис, Тино и др.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Юмор, Флафф, Психология, Hurt/comfort, ER (Established Relationship), Омегаверс
Размер: Мини
Статус: в процессе написания
Описание: Жизнь никогда не была и никогда не будет проторенной, прямой дорожкой без кочек и ухабов. Возможно, так сложнее, но определённо интереснее
Публикация на других ресурсах: Ссылку в ЛС и шапку
Примечания автора: Сайд-стори к фф "Дым" ficbook.net/readfic/712275
Здесь всё, что осталось за кадром основной истории, а также продолжение "Дыма"

История 3

Гилберт. Около 20 лет спустя

«В любви душа вскрывается до дна,
Яснеет в ней святая глубина,
Где всё единственно и неслучайно.»
В.Я.Брюсов


Гил закусил губу. Угораздило же его…

Шесть лет назад, пообещав в лепёшку разбиться, но получить заочно-экономическое, парень пахал как папа Карло. Диплом получил и тут же ударился в любимое дело: психология отклонений и прочие радости жизни.

Гилберт унаследовал от родителей неугомонность, баранье упрямство и принцип Олега «вода камень точит». Парень, обладая задатками истинного служителя дьявола, умудрялся при «посторонних» выглядеть загадочным, немного отстранённым и стеснительным. С детства предпочитая наблюдать, лишь изредка внося собственные коррективы, из милого Чертёнка вырос настоящий…
Но в то же время, парень был очень искренним и излишне непосредственным. Впрочем, забывать о мстительности данного субъекта не стоило. Как и о некоторой помешанности на близких. А уж о том, как он вечно всё портил, ходили легенды…
Говорить о себе Чёртик мог до бесконечности, вот как сейчас. Что, впрочем, не мешало затыкаться, когда следовало.
От омег юный наследник дома де Брольи (так и не сменивший фамилию, всё ещё Кастерлей) шарахался, как от чумных. И после единственной робкой попытки Кристиана заговорить о «выгодной партии» устроил из жизни родителей Ад и съехал.

Собственные тараканы есть у всех. Тараканы Гила были раскормленные, ухоженные, но до одури боялись, что гены «любимого» отца-альфочки возобладают.
Впрочем, думать-то о личной жизни было некогда: вечно что-то узнающий, живой ум требовал всё новых жертвоприношений. Парень не вылезал из своего призвания, одни уши торчали.

И так, наверное, продолжалось бы ещё долго, пока окончательно забивший на порядки Гилберт не соизволил бы найти себе избранника. Было бы. Да не сложилось.

После очередной смены, уже собиравшегося домой, чтобы рухнуть мордой в подушку и отрубиться до утра, Гилберта остановило начальство.

Нет, парень, безусловно, в свои двадцать три жил работой, забил на нормальную жизнь и домой приходил только для того, чтобы поспать, но дополнительно навязанные нежеланные сверхурочные были альфе не в радость.
Стиснув зубы, Чёртик отправился к «новенькому» - повезло, называется, оказаться единственным дежурным в предпраздничный день.

Парень оказался обычной омежкой, ничего особенного. Внешность миловидная, но немного непривычная: очевидно, пациент имел славянские корни. Но даже этот факт не прибавлял ему красоты. Серая мышка. Да ещё и с красными глазами и повышенной бледностью. Гилберт снова вздохнул. Похоже, перед ним было непаханное поле.

- Ну что ж, приступим. Я тут посплю, окей?

Альфа прошёл мимо дёрнувшегося пациента и развалился на диванчике: сначала сон, потом всё остальное.

Знал бы парнишка, как ошибался на счёт омеги…

***

Время летело, как халявщик на запах скидок. Не успел «дохтырь» оглянуться, как прошло полгода. Пациент оказался не то что закрытым – непробиваемым. Зашуганным до невозможности, скучным до зевоты и нервным до приступов паники уже у нашего Дьявола.

Парень с радостью бы послал пациента куда подальше, но природное упрямство не позволило. На то, чтобы парнишка перестал шугаться альфы, пришлось угробить почти три месяца. Ещё месяц с лишком ушёл на знакомство, а потом Гил начал замечать совершенно сумасшедшие симптомы: все мысли рано или поздно сводились к этому бедовому пациенту, особенно «милые», доселе несвойственные Гилу; увиденный однажды восторг от пироженки показался настолько интересным, что альфа стал притаскивать что-то новенькое каждый раз. Бешеной белкой забегал в кондитерскую, в магазин игрушек, книжный, за дисками – всё, чтобы увидеть робкую улыбку и радостные огоньки в глазах. И улыбка в ответ сама заползает на губы, а в животе поселяются глисты, которых почему-то называют бабочками.

Гил сам не заметил, как позабыл обо всём, даже о любимой работе. Прозрение наступило ровно тогда, когда пришёл очередной «семейный» праздник. Отец в очередной раз расцарапал рожу Криса его же розами (и поделом - нечего шляться на своих корпоративах до полтретьего ночи!); Мелочь прислал открытку откуда-то с Тибета, кажется, даже что-то там раскопал; милейшие родственнички снова запели в уши, что пора искать пару. Ничего необычного, одним словом.

Правда, пить надо было меньше. И не горланить под окнами больницы «Мууур-к-кааааа, ты м… ой Мурёёёёныч…». Под одним определённым окном. В три часа ночи. Пьяным сопрано.

Утром, мучаясь от похмелья и живительных пинков, прописанных сторожем, парень, охая на разный манер, сунул нос в палату «личного» пациента. И тут же получил стакан ледяной воды в морду лица. А пробегавшая мимо медсестричка хихикнула: любовь! И Дьявол с ней согласился.

***

Одно дело – понять самому и признаться себе в мазохистских наклонностях, другое – убедить лапушу, что желание обоюдно. Гил как-то догадался сам, что нахрапом не возьмёшь, да и вообще лучше не лезть. И посыпать голову пеплом.

А потом просто чмокнул своё чудо в щёку, когда тот нарвал ему цветов на прогулке. Ну как, в щёку... Промазал немного...

Наблюдать за смущающимся «Одуваном» было так прекрасно, что Гил не выдержал – за что и получил. Смущалось Чудо долго, упорно и травмоопасно: следы от укусов заживали подозрительно много времени, а персонал больницы бессовестно ржал и предлагал провериться на бешенство. Серьёзно.

Вздыхая, Гилберт наворачивал круги перед дверью в любимую уже палату, не зная, что тут можно сказать. Влюбился? Ну флаг в руки, Чудо тут при чём?!

Резко затормозив перед дверью, Гил уже положил ладонь на блестящую ручку двери, но кто-то с «той» стороны, видимо, решил сделать тоже и с силой толкнул от себя. Прислушиваясь к шебуршанию внутри, задумавшийся Чёрт слишком сильно наклонил голову к деревянной поверхности и как-то упустил момент, когда ему в лоб прилетела эта самая поверхность. Классика жанра, чтоб её! Может, во всех этих комедиях и мелодрамах, что так любили некоторые его одноклассники, это и выглядело клише, а вот Гилу оставалось только считать звёздочки в черепушке и мысленно жаловаться на жизнь. Ну подумаешь, Чудо испугалось! Подумаешь, ещё пару раз по голове дверью съездило…

Зато охало, ахало и пыталось зарядить кусочком льда в глаз. Возведя глаза к небу, Кастерлей пообещал себе, что Чудо никогда не подойдёт к аптечке. Ни-ког-да.

А после случилось невероятное: решив отблагодарить свою «прелесть», Гил снова наступил на те же грабли и опять промазал мимо щеки. На этот раз обошлось без укусов. Так, пара царапин на лице, ещё десять на руках, три на шее…

***

Месяца через три, когда Чудо уже почти выписалось и забыло о сумасшедшем враче, Гил вытянул из него телефонный номер и пообещал звонить только в случае крайней (!) необходимости. И слово своё парень сдержал: он отправлял сообщения.

Омежка выдержал неделю, а потом просто постучал в его дверь как-то утром.

Гилберт, только пришедший с дежурства, выглядел потомственным вурдалаком и не сразу сообразил, зачем Чудо, пыхтя, втащило в его квартиру два чемодана, спортивную сумку и кавказца с милым именем Малыш. Надо отметить, что псинка была ростом почти с хозяина жилплощади.

Гил пару раз моргнул, но ничего не понял. Закрыв дверь, парень упал на кровать и тут же отрубился. Чтобы подскочить через два часа ужаленной пчёлкой. Встретившись с задумчиво-голодным взглядом «Малыша», парень уверился, что происходящее не сон и слегка успокоился. И кинулся на поиски Чуда.

Как выяснилось спустя пару укусов и флегматичного жевания рубашки – пёс смотрел на хозяина с недоумением и явным желанием вызвать скорую – Чуду просто надоели бесконечные сообщения. И он решил кардинально изменить свою жизнь. Правда, Гил ещё не знал, чем это для него закончится.

***

Тиан был честно предупреждён, что если он скажет хоть слово про выбор Гилберта, его ждёт суровая, полная боли и страданий жизнь. Поэтому все претензии мужчина изложил в письменном виде с пометками и развёрнутыми объяснениями. В принципе, понять его было можно: мало того, что Тони с психом связался, так и Гил туда же лезет. И ладно бы ещё «наречённым» был, тут уж ничего не попишешь. Так нет же! Обычный псих. Ну как обычный… такой список в истории болезни был не у каждого маньяка. Агрессивность, не редки случаи нападения на медперсонал; замкнутость, суицидальные наклонности, депрессивный психоз; асоциальность, социопатия, мания преследования… да ты в своём уме, сынуля?

Скандал, конечно, случился, но при знакомстве Крис разве что не расшаркивался перед Чудом (вдруг кинется?!) и с мягкой улыбкой интересовался, чем же его, такого умного, рассудительного молодого человека (опустившего самого Криса ниже плинтуса фразой «так вот ты в кого») заинтересовал его сын-разгильдяй (месть сладка, о да).

Ответ если не поразил, то вызвал нервный тик точно.

- Он меня просто достал своим нытьём.

А самым страшным было то, что никогда никому ничего не спускавший в свою сторону Гилберт только замурлыкал. Да уж, можно было и не начинать надеяться на нормальную семью – не та карма.

История 4

Джей/Олег. Действие происходит между 5 и 6 главами "Дыма"
Иногда лучше послать судьбу в пешее эротическое турне - она всё равно садистка, ей плевать на чужие души


Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой.
А.С.Пушкин, «Евгений Онегин»


Иногда жизнь преподносит сюрпризы, иногда сюрпризы приходят сами. Каждое слово, каждый шаг создаёт новую реальность.

Иногда от простого желания может измениться мир, но чаще мы под него подстраиваемся. Душим собственную мечту в угоду обществу.

Иногда природа, инстинкты диктуют как жить, с кем, когда… Но бывает, что пташка вырывается из клетки. И тогда последствия уже не предугадать.

Тиан, каким бы прекрасным человеком он ни был (должно же в нём быть что-то прекрасное!*), не был незаменим. Говорят, если потеряешь своего альфу – жизнь перестанет существовать. Говорят, если расстанешься, полюбить другого уже не выйдет. Говорят… так много и не по делу!

Джей покосился на мирно сопящего Олега и дрожащей ладонью убрал волосы с его лба. Поморщившись, альфа приоткрыл один глаз и тут же уткнулся в подушку, хныча что-то про выходной. Касс опустился на край постели и нежно улыбнулся. Никогда. Никто больше.

Рядом с Тианом нервы плавились, энергия бурлила, а приключения сыпались как из рога изобилия. Прекрасный мир. Одного только в нём не было – покоя. Понимания. Оба, и альфа, и омега, были сильными личностями. Непримиримыми соперниками. До отвращения похожие, до ужаса разные. Нашла коса на камень. С Тианом всегда было сложно и больно.

Говорить о том, как было с наречённым, можно до бесконечности. Слова брались из ниоткуда и так же быстро исчезали.

Про Олега едва ли наскреблось одно предложение. Нет, враньё. Два. Шесть слов. Ничего сложного. Когда Олег спрашивал, почему Джей ещё не сбежал к Кристиану, тот отвечал:

- Всё просто. Мне с тобой тепло.

О пустом можно говорить вечно. Философия жизни всегда была запутанной из-за таких вот пустых разговоров. О самом важном обычно молчат. Просто не находят слов. Думают возвышенно, никак не могут «описать неописуемое», брезгуют использовать простые слова. Забывают истины, набивают шишки.

Олег всё же поднялся и сел, не открывая глаз. По наитию нашёл плечо омеги и со вздохом опустил на него буйну головушку.

- Давай сегодня никуда не пойдем. Сплавим Гила папе, поваляемся…

Руки обвили талию, тело неспешно опустилось обратно на перину, губы нежно прошлись за ушком. Чем не рай?
Неугомонного Джея нечасто можно было уговорить на подобные выверты, но у спокойного Олега это всегда получалось.
Иногда инстинкты – всего лишь надоедливые мошки на краю сознания.

Иногда любовь – всего лишь страсть и влюблённость.

Иногда нежность и дружба перерастают во что-то другое. И тогда мир остаётся за окном.
_____________________________________________________________
*Пародия на «Золушку» Диснея

История 7

История 8


История 13

История 16

История 20
запись создана: 27.01.2014 в 17:39

@темы: трава, мои фанфики, жизнь, больная фантазия, СП, Дым