Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Emporte par le vent

00:50 

Дым

Ayranta
Ещё есть такое мнение, что счастье - это горение...
Ранее

Глава 9

«Если кто-то говорит, что жизнь проста, как три копейки, пусть попробует прожить её сам.»
Отрывок из нераспечатанного письма


Есть люди, весьма странные даже для лысых обезьян, которые вечно находят неприятности. Нет, не так. Они жаждут испоганить свою жизнь и опуститься как можно ниже, получив удар. Наказывают себя, разрушая всё, что осталось от собственного существования – окружающих, семью, друзей… себя. Причина остаётся загадкой для всех, включая самих виновников торжества, но это ещё никогда никого не остановило. Есть люди…

Сейчас, сидя на диване, Джей разглядывал собственные ладони. Не зря же говорят, что на них написана судьба человека! Не может такого быть, чтобы врожденный идиотизм не отпечатался. Большими такими буквами, почти неоновой вывеской. Как будто это не было понятно с самого начала. Что, мало тебе, мало? Ещё хочешь? Хочешь. Как может быть иначе?

Вздыхая, Джей поднёс чуть дрожавшие ладони к лицу и с силой принялся что-то с него стирать. Может быть, кожу.
А времени оставалось всё меньше. К дому подъехала машина Олега. Разговор предстоял не самый простой.

***

Никогда не говорите «никогда!», иначе кто-то сверху может подумать, что вам давно не устраивали встряску. И тем более не употребляйте одновременно с «ну а вот я…» или чем-то подобным, это ведь уже вызов!

Никогда не будете врать? А получится? Лжи во благо не бывает, но все смертные поддаются искушениям скулящего подсознания. То ли совесть, то ли месть, иногда сочувствие, иногда корысть. Любая выдумка – тоже ложь, а полуправда никогда не станет истиной. Так кто тут кому врёт?!

Никогда не будете воровать? Стоит только помнить, что жизнь – штука с вывертом. Всё когда-то происходит впервые.

Никогда не разлюбите? Потом, надеюсь, жаловаться не прибежите, дескать, десять вторых половинок могут и подождать, но вот одиннадцатая такая!..

Никогда не предадите? Что ж… может, и правда, никогда.

Олег удивлённо замер на пороге, зайдя в комнату. Касс тут же подскочил, глядя на альфу больными глазами. Мужчина вздохнул, ощущая, что ничего хорошего из приближающегося разговора не выйдет.

Джей нервно теребил салфетку, хотя от бумажки уже остались одни обрывки, неровно скрученные в трубочку. Попеременно хотелось то закурить, то изгрызть ногти. И если с первым ещё получалось бороться, то срочный маникюр омеге стал жизненно необходим.

Совершив ошибку, трудно не увиливать, не уворачиваться от последствий, а просто встать на месте и принять всё, как есть. Да и зачем, когда намного легче закрыть на всё глаза? Может, так и правильнее, спокойнее. Может, будь всё строго наоборот, Джей бы и промолчал. Может… многое «может» стоит опустить, ибо список получается слишком уж внушительный, но одно парень знал точно: Олег молчания просто не заслужил. А Касс, в свою очередь, не заслужил Олега. Совсем.

Как же, однако, просто в книгах всё написано. Как легко принимать решения в фильмах, сериалах. Бесстрашные герои, непогрешимые решения… ничего более жизненного, конечно, не нашлось. Ну или не написалось.

Или, когда герой тушевался, делал глупости, рыл себе яму поглубже, обязательно находился человек, говоривший «что, так трудно было подойти и сказать: у меня другой, давай расстанемся?» или ещё что.

Просто войти и сказать, да? Просто подойти и перечеркнуть всё? Джей никогда не был жадиной, не любил коллекции, не сидел на двух стульях, ему было достаточно того, что имел, правда! Но смелости у него тоже было немного. Очень просто защищать кого-то или что-то. Просто, потому что можно забыть о себе и своих страхах. Намного сложнее бояться, дрожать…

Кастерлей нервно дёрнул плечом, ощущая, как от страха ноги становятся ватными, а внутренний голос малодушно предлагает сбежать. Перечеркнуть прошлое. Просто вычеркнуть из сердца того, кто всегда понимал, кто помогал во всём, так влюблённо смотрел? Кто любил со всеми закидонами и понимал? Джей просто не мог, не хотел отпускать. Желал привязать Олега к себе ещё ближе, чтобы тот точно никуда не ушёл. Но… слишком поздно. Назад вернуться уже не получится. Они… он сглупил, да только что тут теперь поделаешь? Омеге не то что бы было противно от себя, но да, неприятная ситуация.

- Олег… - голос пропадал. Ему будет больно. Очень. Джей этого не хотел, боялся до дрожи. Нет, только не он. Не надо. Почему жизнь так несправедлива? Почему вечно «принцами» оказываются придурки вроде Тиана? Почему просто нельзя сказать «я вот этого люблю!» и полюбить? Ах, как же прав был Олег: чувства людям не подвластны, если они проходят, не виноват никто… А если не проходят? Если просто чуть-чуть смещаются? Вот самую-самую малость, буквально на пару сантиметриков левее «любви»? Не смещаются даже. Обижаются, отворачиваются, зудят в черепной коробке мыслями, мешая жить.

Глупые отговорки, чего уж тут можно сказать?

Олег подошёл к Кассу и с улыбкой отвёл лезущую в глаза чёлку. Джей тут же прильнул к широкому плечу альфы и вздохнул, спрятал немного покрасневший нос в чужой рубашке, отвёл глаза. Нет. Нет-нет-нет…

- Я… прости. Этот идиот… мы… мы поговорили. Я… - голос звучал глухо, неразборчиво из-за ткани, которую омега немного пожёвывал. Альфа нежно отстранил парня от себя.

- Тише, родной, успокойся. И не мямли, ты сам этого не любишь, - щёлкнув омегу по носу, Рысь улыбнулся. Разговор не клеился. То ли потому, что слова застревали в горле Касса, то ли альфа просто уводил его в другую сторону. Чёрт! И что этому Олегу не ссорится сейчас, как по телефону? И отработанный план уже не казался таким уж прекрасным. Джей быстро облизал начавшие уже покрываться противной корочкой губы (нечего вечно грызть).

- Мы с Тианом поговорили. Я… решил дать ему один шанс, - слёзы всё никак не хотели литься из глаз. У омеги было ощущение, что он сейчас просто грохнется в обморок. Что-то внутри… нет, не так: у парня болела душа. Казалось, это не он хочет расстаться с Олегом, это Олег бросает его.

- Прости, пожалуйста, я… - покачав головой, Джей опустил голову. Олег покачал головой и нежно обнял Джея, взял его лицо в ладони и поцеловал куда-то в макушку.

- Спасибо, что сказал, род… - сделав над собой видимое усилие, альфа немного замялся. – Джей. Когда мне съехать?

Кастерлей задохнулся, вцепился в плечи Рыськи, замотал головой. Говорить не получалось совсем. Ужас в глазах омеги даже не плескался: давно уже затопил всё сознание.

- Не бросай нас, пожалуйста. И… для Гила отец – ты. Вряд ли его обрадует, если ты просто исчезнешь.

Касс замолчал, опустив голову. Всё. Конец. Пакуйте чемоданы. Олег вздохнул и обнял своё чудо. Как тут попрощаешься, когда тот так дрожит, боится, уже на грани истерики. Да уж, не складывается у Олега с омегами – сначала отец, теперь это...

Ласково погладив по голове этого вечного ребёнка, альфа зашептал ему:

- Не брошу, ты же знаешь, родной, не брошу…

***


Крышка багажника с излишним шумом опустилась, пока Тиан, тихо матерясь, подтаскивал чемоданы к входной двери. Джей наотрез отказался переезжать к нему, будто мужчина, по меньшей мере, имел прошлое маньяка. Альфа, привыкший, мягко говоря, к немного бОльшим апартаментам не смог выторговать даже няню для маленького Тони, не то что прислугу. Мужчина уже и забыл, насколько Джеймс мог усложнить жизнь, если хотел. И каким упёртым бараном бывал. Нет, Тиан вполне мог бы делать то, что хотел сам, но сдвинуть с места Касса всё равно не получилось бы.

- Теперь ты доволен? – омега едва ли отвлёкся от укачивания Тони, чтобы посмотреть на «своего парня» - узаконивать отношения вредный омега отказался наотрез.

- Вполне, - Касс чмокнул мальчика в макушку и ушёл в дом: Тони, наконец, уснул. Тиан ухмыльнулся и покачал головой. Взгляд, которым он провожал любимого, был наполнен болезненной нежностью. Почему-то вспомнился вечер, недели две назад, когда Джей всё же решил познакомить Гила с «братиком» - ну подумаешь, Тиана ненавидит, не беда. Вот Тони, с ним другой разговор.

Омега тогда впихнул в руки сына орущий комок пелёнок и безапелляционно заявил:

- Это Тони, твой брат. Ты его любишь, - альфа, сидевший рядом, подавился, уже собираясь ловить сына. Нельзя же так! Полюбить по чьей-то указке всё равно не получится!

Но Гил только серьёзно кивнул и нахмурил бровки, пробуя укачивать неуспокаивающуюся сирену.

Впрочем, Гилберт многое вобрал от отца, например, взрывоопасность. Арлекин просто не знал, что с ним сделают после сегодняшнего вечера: родители изъявили желание познакомиться с новой «пассией сыночки». Ещё неделю назад. Альфа своей половинке не сказал ни слова. Жаль, дальше нельзя потянуть время.

Всё же набравшись смелости, он подполз к любимому омеге, когда тот вышел во двор, чтобы забрать оставшиеся вещи. Быстро заперев дверь, Тиан прислонился к деревянной поверхности, дожидаясь, пока Касс попытается войти.

- Милый, нас мои родители сегодня на ужин ждут… - альфа быстро отпрыгнул в кухню. Не зря.

Через десять секунд в дверь врезался чемодан, весивший больше самого омеги. Мысленно вздохнув, Арлекин погладил себя по голове – не зря заранее заказал новую дверь. Та попрочнее будет, бронированная. Пусть лучше соседи за мафиози примут, чем…

На двери, словно уродливый шрам, вырисовывался пролом.

***


В принципе, и так было понятно, что ничем хорошим вечер, проведённый, с одной стороны, в обществе родителей, с другой – в обществе любимого, закончиться не может. Никак. Но Кристиан и представить не мог, что всё НАСТОЛЬКО плохо.

Судорожно схватившись за свой бокал, Тиан отпил половину за раз. Тут же в него впились три пары холодных глаз. Разговор шёл о финансах, а он, нерадивый ребёнок, посмел прервать взрослых. Иногда де Брольи искренне не понимал, что забыл в их долбанутой семейке.

- Милый, твой... друг – лучшее, что ты в своей жизни приобретал. Где ты его прятал так долго? – Дэмиан покачал головой. Что ещё возьмёшь с рохли-сыночка. Слава Богу, хоть нашёл себе кандидата в супруги самостоятельно. И даже не пустоголовую омежку с кашей вместо мозгов. А ведь родители не всегда будут рядом, чтобы помочь!

- Надеюсь, вы уже обговорили всё касательно свадьбы? – Тиан похолодел. Нет, в принципе, он догадывался, что этим всё кончится, но…

- Нет, мы пока что планируем пожить в гражданском браке, притереться… не имею желания, знаете ли, отпиливать половину состояния в случае развода, - мужчина поражённо заморгал, а вот его родители, кажется, даже не поморщились.

- Кристиан, ну, почему ты у нас не такой, - альфа понял, что обрадовался рановато. Впрочем, ему это не помешало ощутить, что жизнь только начинается, и вздохнуть, наконец, полной грудью.

Эпилог

«Самый большой бред, придуманный человечеством – что любовь красива эстетически. Нет, это красива влюблённость с её ухаживаниями и майскими дождями. Любовь же, это когда она вся в слюнях-соплях, с красным носом и гнездом на голове спит, а он сидит рядом и умиляется, потому что от такого храпа уснуть невозможно.»
Мемуары философа


Что такое счастье? Семья, хорошая работа, удача? Увы, мимо. Может, тогда любовь? Когда сердце бьётся быстрее, а на губах расцветает глупая улыбка? Не то. Тогда дети, точно они: смотрят на мир, широко распахнув глаза, а родители кажутся самыми сильными, самыми лучшими… хорошо, конечно, но тоже не оно. Счастье – это сон. Особенно то состояние, когда сознание уже начинает просыпаться, а вставать никуда не нужно и есть возможность поваляться в сласть… и всего этого Джей был самым наглым образом лишён. Началось всё с громкой ругани Тиана и оглушительного грохота со стороны кухни. Омега уговорил себя прикинуться ветошью и не идти к любимому. Ну, точнее, на кухню. За скалкой.

Через полчаса, когда Касс почти уже заснул, снова погрузившись в блаженную негу, его, под волшебный аккомпанемент «ой, бляяяя» от любимого муженька, на живот омеги вылился, судя по ощущениям, графинчик с лавой. Помимо парочки ожогов и испорченного одеяла, Джей получил ещё и маску из клубничного джема. Тиан, смущённо улыбаясь, пожал плечами, чуть не шаркая ножкой.

- С днём Рождения, любимый! – если мужчина и надеялся избежать немедленной гибели, он где-то просчитался. Из вороха подушек и одеяла выползло НЕЧТО. Сверкая глазами, существо из фильмов ужасов зарычало:

- Копай. Себе. Могилу!!!

***

Устраивать свадьбу в День Рождения невесты – плохая примета. Ну, по крайней мере, так думал Тиан. Когда-то он размышлял, как бы выглядело их сочетание с Джеем. Ну, в принципе, от истины он был не далёк. Хотя и многое приукрасил: всё было намного, намного хуже.

С чего бы начать? Предсвадебная подготовка обернулась настоящим кошмаром для организаторов, но никто и представить не мог, чего она стоила Тиана. Ржущий Дюфа другу никак не помогал, а Олег так вообще похлопал по плечу и свалил в туман, прихватив детей. О том, что их семейка – самое неправильное, что есть в мире Тиан уже не раз слышал. О том, что без сдерживающих факторов Джей становится опасен для общества – ни разу.

В начале омегу взбесило количество гостей. Потом он, видимо из-за мстительной натуры, заставлял окружающих менять все планы, схемы, цветовые гаммы и меню буквально за пару дней до празднества. Крис пообещал себе, что если переживёт это издевательство, больше никогда даже не заикнётся про какое-либо торжество. Жить всё же хотелось.

Мужчина довольно оглядел место будущей казни… эээ… бракосочетания. Всё утопало в цветах. В ромашках. Свадебный торт был похож на небоскрёб («Сладкоежка мой», - умиленно подумал альфа), свадебный наряд был наиболее приближен к уличному стилю, вспоминать о том, сколько времени пришлось убить, чтобы умаслить Джея на голубей и лимузин со свадебным путешествием, альфа и вспоминать не хотел. В конце концов, сам виноват.

Свадьба, после года совместной жизни, потребовалась родителям счастливой пары, которым не слишком нравилось, что в семью их сына помимо омеги вошёл ещё и альфа: ну, в самом деле, куда это годится! И не объяснишь же людям, что для детей Олег – практически папа, а Джей ненавидит, когда его к чему-то принуждают, тем более Тиан, тем более к свадьбе. Омега мстил изощрённо и целенаправленно.

***

Сама церемония прошла почти спокойно. Если не считать того момента, где Олег с Дюфой, всеми силами открещиваясь от ещё одной свадьбы, сшибли поднос с шампанским. Ну и, естественно, метания букета. Несчастные цветочки летели со скоростью олимпийского снаряда, впрочем, их всё равно разодрали. С недавних пор Кристиан побаивался омег.

Сидя уже в номере, альфа подумывал о том, как бы пережить эту ночь, когда в комнату, наконец, вплыл Джеймс. Приподняв бровь, омега хмыкнул.

- Надо же, не сбежал… - прошествовав к приготовленному, усыпанному лепестками роз ложу (Касс предлагал ещё соглядатая поставить, дабы тот проверил утречком брак, Тиан краснел, бледнел и желал провалиться под землю), омега остановился в паре шагов от мужа – теперь уже мужа – и ехидно продолжил. – Ну, тогда загадывай желание, заслужил.
__________________________________________________________

Как бы хотелось написать здесь "Конец", поставить точечку и радоваться жизни... увы, увы, слишком многое останется тогда за кадром. А этого очень и очень не хотелось бы. Здесь конец, та самая последняя точка в истории для тех, кто хотел бы увидеть ХЭ. Здесь заканчивается сказка, и начинается то, что обычно происходит после слов "и жили они долго и счастливо..." Здесь начинается совсем другая история. Поэтому, наверное, она и будет выкладываться отдельно, вот тут - ficbook.net/readfic/1562760
Здесь будет и прошлое, и настоящее - на момент эпилога, но основное внимание будет отдано будущему.
Спасибо всем, кто читал эту историю и спасибо этой истории. За всё.

@темы: скелет из шкафа, разное, пропиваю остатки нервов, мои фанфики, жизнь, больная фантазия, СП, Дым

URL
   

главная