Ayranta
Ещё есть такое мнение, что счастье - это горение...
Матерь Божья, до чего я докатилась?!
Пишу омегаверс. Ха. Ха-ха. Очень смешно. Я серьёзно!
А дело было так... на одну заявку вылезла, о, да, это фикбук, путём долгих поисков тыкнула наобум цифры
И вроде омегаверс, а интересно, что выйдет. И фиков - штук десять... Открываю первый - флафф, ромашки, сопли, трах. Мерзость, брр.
Второй - тот же результат, третий - ну, вы поняли...
Автор не разрешил забахать гетный омегаверс почему не гетослеш? слешогет..., так что справлялись с тем, что есть. А что есть? Что выросло, то выросло, "Дым" есть.
И, конечно, сразу дофигища, ну, для меня, просмотров. Люди, почему вы всякую пакость читаете?


Название: Дым
Автор: Ayranta
Бета: frau Marta
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Кристиан, Джеймс, Франсуа, Олег
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Драма, Психология, Hurt/comfort, ER (Established Relationship), Омегаверс
Предупреждения: Нецензурная лексика, Мужская беременность
Размер: Миди
Статус: В процессе написания
Описание: Справедливость - то, чего в мире нет и быть не может. Люди всегда думают лишь о себе, а на других - плевать. Но верить-то ой, как хочется. Наверное, от этого так больно, когда любимый, покрывая матом, выкидывает за дверь.
Посвящение: Автору заявки
Публикация на других ресурсах: Нет
Примечания автора: Пишется под лозунгом "всё не как у людей!" И Омега - дегенерат, и альфа - ромашка, и муженёк - ангел. В общем, я предупредила
Работа написана по заявке: Не зная, что причиной изменения запаха была не измена, а беременность, альфа бросает своего омегу.

Пролог

«Я знаю: сбывается чудо,
Да только вот не всегда...
А сердцу всё-таки верится
В несбыточные слова...»
Э. Асадов, «Зимняя сказка»



Солнце на линии горизонта окрасилось красным - завтрашний день будет ветреным. Или морозным? А, чёрт с ним. Затянувшись в очередной раз, омега вцепился пальцами в сиденье качелей, останавливая неприятное покачивание. Отвратительное чувство полёта вызывало только тошноту. Перед парнем с букетом ромашек упрямо стоял Тиан, альфа. Сынок богатеньких родителей с прекрасным образованием, приписанным женихом и ослиным упрямством. Не было проблем, называется.

- Джей! – ну конечно, как же так? Великого Кристиана Александра Де Брольи из знатного рода «бла-бла-бла» и не слушают! Ай-яй-яй, плохой Джейми, плохой!

Хриплый смех заставил альфу немного отступить. Беги, мальчик, беги, нечего тебе тут ловить. Потушив уже начинавшую жечь пальцы сигарету о скамью, омега оценивающе зыркнул в сторону «наречённого» - только подумайте, наречённого ему! – альфы.

- Тиан, нахера? – достать ещё одну сигарету, тут же прикурить, заставляя альфу поморщиться от неприятного, едкого дыма. Омега, казалось, только из него и состоял. Едкий, вонючий дым дешёвых сигарет. – Ну скажи мне: нахер я тебе сдался? Мало вокруг текущих по одному твоему слову омежек? Или дыры нынче стали совсем бездонными?

- Джей… - Кристиан поморщился. Ну, снова-здорово. Сколько можно нервы мотать. И ему, и себе. – Ты – моя омега. Я без тебя не мог…
- Так нравится травиться? – ещё один оценивающий взгляд. Альфа, как альфа. Среднего роста, не сказать, чтобы атлет, но мускулы имеются. Брюнет с вечным одуваном кудрей на голове. Завивается каждые пару часов, чтобы имидж себе не портить. Против воли Джей улыбнулся. Двадцать два года ребёнку стукнуло, а он всё дует губы и хлопает голубыми глазами. Не будь щетины на лице – сошёл бы за подростка. И за что это счастье привалилось?!

- Джей…

- А, когда родители тебя женят, мне стоять шафером за твоей спиной и скалить зубы?

- Джей! – возмущённо хватая ртом воздух, Тиан надулся. Ассоциации с большим медведем усилились.

- Ах, да, прости, забыл совсем: кто ж меня туда пустит! – голос стал поистине мурлыкающим. Как же это приятно: видеть, как твои слова задевают, колют, режут; видеть сжимающиеся в кулаки ладони и дымку гнева, застилающую глаза.

- Рыжик! – тут же схлопотав неслабый тычок грязным ботинком, альфа нахмурился. - Никто мне не нужен, кроме тебя, сколько раз можно повторять? Ты – мой омега, я хочу, чтобы ты жил со мной, встречал меня с работы и улыбался по утрам. Родители поймут, они тебя просто не знают. И я никогда тебя не…

- Ещё раз назовёшь Рыжиком – убью, - мрачно пообещав, снова затянулся Джеймс. Нытьё надоело до невозможности. Когда это наивно-невинное создание уже прекратит капать на нервы?! С усилием потерев виски, Джей устало фыркнул.

- Достал. Делай, что хочешь, я предупредил, - а в груди разливалось странное тепло от широкой, искренней улыбки альфы. «Хотя понять его можно – три месяца без секса дитятко!» Мстительно сощурившись, омега прошипел:

– Медвежонок.

Парень в последний раз затянулся и выкинул окурок. О чистоте родной природы не думалось совсем. Скорее о том, где будет лечить рёбра, когда Тиан отпустит его из своих объятий.

- Будешь разбрасывать носки – придушу во сне подушкой!

Глава1

«Час назад он думал, что развеет
Подозрений горьковатый дым,
Час назад он верил, что владеет
Всё ещё сокровищем своим.»
Э.Асадов, «Ревность»

«Учитывай то, что люди делают, а не только то, что говорят, ибо деяниями выявляется ложь.»
Терри Гудкайнд, «5 правило волшебника»



Мурлыча что-то себе под нос, Джей грыз кончик карандаша. В возможность приготовления дьявольской «лазаньи» парень не верил. Если уж у него макароны подгорали, что тут сказать о… кто додумался называть червяков под сыром так мудрёно?! Со вздохом едва ли не разочарования, Рыжик захлопнул книгу. Не то, чтобы приготовление пищи было непосильным трудом – бутерброды или та же яичница выходили вполне съедобно, но вот что-то более сложное… Маленький огонёк заплясал на кончике сигареты. Джей отнюдь не жаждал стать примерной хозяюшкой, но совесть всё же жевала. В конце концов, его стажёрская работа приносила разве что пиццу и пару чашек чая в кафешке. Последний раз, когда он пытался убраться, Тиан развопился от того, что какие-то его важные бумаги исчезли, а красная шёлковая рубашка стала радужной после стирки. Оставалась только кухня, но… видно, не судьба. Парень вообще удивлялся, на кой он, парнишка из приюта с парой записей в личном деле и стажёрской подработке в задрипанном офисишке, сдался обеспеченному наследнику какой-то там империи, который с детства привык к… по крайней мере, к нормальному питанию точно. Задумчиво почесав бровь, омега фыркнул. Чего это, собственно, сопли на кулак наматывать?! Он живёт с любимым человеком, с голоду они не помирают, а старый приятель что-то говорил о постоянной работе в какой-то забегаловке. Уж ему-то не понаслышке известно, что такое «чёрная полоса», дети в приютах редко остаются добрыми-милыми после этого замечательного заведения. Либо ты их, либо они тебя – жить по законам волчьей стаи намного проще, чем вести хозяйство, уж точно.

- Так, кажется, в прошлый раз картошка с курицей вышла съедобной!

***


- Арлекин! Ну, что ты, как неродной, в самом деле! – смех и пьяные песнопения университетских дружков, конечно, прекрасны, но не под конец рабочего дня уж точно. И не тогда, когда очередной клиент выкаблучивается. Детская кличка уже не заставляла кидаться на обидчиков с кулаками, вызывала только улыбку. И мысленную мольбу о том, чтобы его Рыжик никогда о ней не узнал. Рыжик…

Ну всё, конец рабочему настрою! В голове остаются только образы наречённого. Слышали бы родители…

Сейчас, когда миром правят технологии и деньги, найти наречённого также трудно, как отличить искусственное пламя от настоящего. Бетам намного проще – их жизнь не зависит ни от кого. И их это более чем устраивает. И не только их, раз уж столько альф и омег считают, что «пара» и «наречённый» - это просто выдумка из старых книг. Артур Де Брольи и Дэмиан Де Брольи-Максвелл придерживались этого мнения, но на сына не давили – перебесится, успокоится… Как бы Тиану хотелось не расстраивать родителей, но…
Три месяца назад, проводя открытую конференцию для абитуриентов, желающих вступить в штат их компании, альфа почувствовал дивный аромат, что-то вроде ландыша (на который у парня была жуткая аллергия). Морщась от желания расчихаться – ну, на крайний случай, свалить из зала чтобы выпить таблетку, Тиан постарался определить, кто же так «благоухает». Не вышло. Лишь во время перерыва, отправившись в кафетерий, парень распознал молодого омегу с проколотой справа бровью. И чуднЫми волосами: светло-русый мешался с ярко-рыжим совершенно естественно и мягко. Огромные болотно-карие глаза и лицо, представлявшее, казалось, одну сплошную веснушку, добили молодого наследничка. Как это чудо вообще пропустили, так и осталось загадкой, пока чудо не заговорило. Грубоватый, прокуренный голос завораживал. Как тут устоять?! Не контролируя собственных действий, Тиан промычал что-то приветственное и ляпнул:

- От вас ландышем пахнет, - издевательски приподнявшаяся бровь заставила яростно засопеть и рявкнуть. – Аллергия у меня. Кто вообще обливается на конференцию таким количеством духов?

Ехидный смех въедался в кожу, альфа краснел пятнами и пытался не наброситься на «обидчика». Последний, будто наслаждаясь, проворковал:

- О, так я обидел маленького мальчика?

- Ты!..

- Я, - нахальная рожа так и просила о встрече со столешницей, но нельзя, не сейчас. Стиснув зубы, альфа попытался улыбнуться. – Вы никогда не думали о том, что дело омеги сидеть дома и воспитывать детей?
- Вас не спросил, милейший, - поднявшись, омега обогнул столик. Невысокий, стройный омежка, что такого особенного? Обнажив зубы – совершенно кроличьи, надо заметить – в улыбке, парень потрепал Тиана по щёчке. – Боже, какой ты милый, когда злишься!

И ушёл.

Альфа недолго хлопал глазами, сразу понёсся выяснять отношения. Может, у них и цивилизованная страна, в которой у омег с альфами одни права, но одна дырка определённо зарвалась. Щёки вообще были больной темой для парня: пухлее чем нужно, они придавали ему сходство с толстеньким медведем из старого мультика.

Ударившись о стену спиной, омега, шипя и матерясь витиевато и виртуозно, пнул Тиана в голень, но больше вырваться не пытался. Словно заинтересовался, что парень сможет устроить. Ненормальный.

- Может, прекратишь уже сопеть и отпустишь? Тут, как бы, конференция, перерыв не вечен, ребёнок.

- Мне двадцать два!

- А я всё равно старше, так что отлипни от меня, пока не подал на тебя за домогательство, превышение полномочий и попытку нанесения тяжких телесных свободному омеге. Как раз практику по праву закрою.

Запах ландышей усилился. Смешно фыркнув, Тиан чихнул раз, другой, третий, а потом уткнулся куда-то в район шеи. Тонкая ручка забралась в волосы и почесала за ушком. К своему стыду, альфа не сдержал позорное мурлыканье.
Язвительная, неправильная омега выносила мозг. С реденькими ресничками, носом-кнопкой, непонятными короткими волосами и одной большой веснушкой вместо лица. С единственным достоинством в виде огромных глаз и кучей прочих недостатков. Почему он так реагирует на это недоразумение? Почему воротит нос, если тени не подходят к рубашке, а тут… вообще косметики не наблюдается!

- Как тебя звать, придурок? – голос омеги немного охрип, в нём слышался смех, но какой-то не злой, а…

- Тиан.

- Джей, - приподняв голову, альфа встретился взглядом с ехидными зенками. – Тебе когда-нибудь говорили, что глаза у тебя, ну, чисто щенячьи? Прямо побитый жизнью маленький щеноч… ммм!

Возмущённо цапнув обнаглевшего альфу за язык, омега презрительно сощурился:
– В следующий раз по статье пойдёшь.

И сделал что-то эдакое, Тиан точно не понял что, просто обнаружил себя сидящим в дорогущих брюках на полу.

О том, как он, после конференции, вытаскивал упиравшегося омежку из здания, слагали легенды ещё очень долго. По крайней мере, пока не сошли синяки и царапины. И не были закрашены все полосы, оставленные ногтями упрямо сопротивляющегося чёрта.

На улице Тиан всё же скрутил омегу – а заодно и получил выбитую челюсть. В больнице, наслаждаясь временной невозможностью альфы говорить, Джей высказал всё, что думал, а потом, выдохнув, поинтересовался:

- Сильно болит? – и тут же разворчался на тему «шарлатанов». И мстительно прижигал спиртом царапины.

Это уже потом, после более близкого знакомства, Тиан понял, в кого вляпался – как Рыжик вытравил из себя сигаретный дух и оделся вполне сносно, оставив дома и набор купленных на распродаже футболок со странными надписями и драных джинс (зачёт автоматом творит чудеса, не иначе), Тиан не знал.

- Арлекина вызывают на базу! Ау! – подпрыгнув, альфа рыкнул на приятелей-раздолбаев и заторопился домой.

***


Стараясь двигаться как можно тише, альфа осторожно подбирался к наречённому, который колдовал над чем-то у плиты. Притянув Рыжика в крепкие объятия, Тиан с удовольствием уткнулся носом в милую родинку на шее. И тут же получил половником по макушке.

- Иди, мой руки. И притащи заодно аптечку, - вот так всегда. Ни тебе любви, ни тебе ласки. И даже попытка поставить свою метку окончилась благим матом – больно видите ли. Обидно, право слово. Вздохнув, альфа перехватил закрытую банданой кисть. Почему-то ему казалось, что раз он знает эту тайну Джея, значит находится к нему ближе других.

- Я тебя люблю.

- Ага, не забудь активированный уголь.

***


Первым, что увидел Тиан, когда с трудом разлепил глаза, была россыпь маленьких родинок на смуглой пояснице. Как Рыжик умудрялся ночью так скручиваться, оставалось загадкой. Перевернувшись на другой бок, парень лениво потянулся к часам.

- Ммм, и что тебе не спится в выходной? – недовольное ворчание сопровождалось маленькими поцелуями и весьма цепким укусом в холку. Джей нежно поглаживал шрам кончиками пальцев. Небольшой, всего-то в два указательных пальца длиной, память о бурной молодости. Поместье, где Де Брольи обычно проводили лето, граничило с лесом. Настоящим, с непроходимыми чащами и дикими зверями. Кристиан Александр вечно норовил туда сбежать. И досбегался: встреча с озлобленным волком закончилась дырками в шкурке волка и Тиана соответственно.

Своё восемнадцатилетие альфа встретил уже будучи навеселе, а следующим утром так и не понял, откуда на груди взялся компресс. На память о празднике осталось «весёлое» закрытие собственного счёта и голова чёрного волка, перечёркнутая мечом на груди.

Ловкие омежьи пальчики прошлись по «волку» и погладили сердце.

- Лежи. Кажется, пицца вчера получилась неплохо, я подогрею, - Джей вылез из мягкой постельки и пошёл на кухню, шлёпая босыми ногами по полу. До безумия хотелось остаться там, в тёплом, мягком гнезде рядом с альфой. В последнее время Рыжик заметил за собой дурную привычку мурлыкать по утрам, зарываясь носом ему в волосы. Если бы Джей не выкуривал за неделю пачек пять, запах альфы уже давно въелся бы в кожу. Пока привычка побеждала, но что-то подсказывало, ненадолго.

Грустно вздохнув, альфа тоже слез на пол и нехотя пополз в душ. Привычно забирая мешающиеся волосы в хвост, Тиан скривился – эта шишка на голове вызывала такой искренний ржач у каждого, кто это видел, что альфа как-то стеснялся. На полке, по соседству с бритвой и кремом для бритья (отдельная история связана с тем, как, проснувшись однажды связанным в собственной кровати, Тиан услышал проникновенную речь о «великом счастье – лицезреть волосы на теле любимого!», а затем получил колоссальное удовольствие и пару порезов, пока от этого счастья его избавляли), сиротливо пригрелся тональный крем самого светлого оттенка, какой нашёлся. Свою бледную кожу Тиан, пожалуй, даже ненавидел – ещё бы, кому понравится ютиться в тени на пляже! – но синяки под глазами парня жутко раздражали, приходилось терпеть.

Обычно, насколько Тиан мог судить по знакомым и отцу, в ванной омеги всегда было полно каких-то баночек-масочек-агрегатов. У Рыжика была аллергия на косметику и жгучая ненависть к той единственной баночке тоналки, которая обитала в самом дальнем углу ванной. Зато пен и солей с какими-то маслами было так много, что Тиан сначала принял их за шампуни. И тут же получил по рукам за растрачу «пузыриков».

- Садитесь жрать, пожалуйста*, - фыркнув, Джей с громким стуком расположил на столе кофейник и захрумкал своим куском пиццы.

- А с грибами не остаа… - ехидная морда омеги говорила, что нимб он потерял довольно-таки давно.

Когда университетские приятели пригласили «Арлекина» на закрытую вечеринку, он согласился с радостью. Примерно с тем же чувством его выгонял с жилплощади Джеймс.

Отдых выходил не слишком активным, но вполне в духе «золотой молодёжи»: снятый на вечер клуб, очаровательные омежки-официанты…

Разговоры то и дело переходили на «личных» партнёров присутствующих альф. У этого – фотомодель, издания рвут на части; у другого – готовит лучше шеф-повара, убирается лучше домработницы, лишних вопросов не задаёт, преданно смотрит в рот; у третьего даже с образованием – искусствовед, уже сам выставки ведёт! Тиан и хотел бы похвастаться, да только чем?! Что три месяца уламывал? Что руку поднять не может? Что церберская хватка? Что…

Тиан скромно шмыгал носом и с завистью слушал очередную байку на тему «какой у меня хороший, послушный, нежный омежка». В компании было несколько пар, от которых на километр несло сахарной сладостью, остальные гордыми петушками соревновались в конкурсе на самую послушную (п/а: тряпку) омегу, а Тиан страдал – и попутно напивался. Ну чем можно заслужить настолько неправильную, глупую омегу?

- Я раньше с такой дрянью был – возомнил себя пупом земли, задницей на два фронта работал! Так я его в обезьянник на пару дней устроил, чтоб знал своё место, - гогот альф с лёгкостью перекрыл пакостное хихиканье омег, а Тиан навострил уши. С одной стороны, конечно, отвратительно, но с другой… интересно! – С самого начала этот гадёныш выёбывался: то метку не даст поставить, то по магазинам просится, тьфу, падаль! А однажды припёрся домой – фонит аж чужим альфой. Ну, тут я и не вытерпел…

Тиан медленно покачал головой. Да глупости всё это! Как можно думать о наречённом так гадко? Не-не-не, нельзя! Хорошо, что уже через пару минут внимание переключилось на соблазнительно танцующую омежку. Ничего так. Ножки. И тени подходят…

***


Вернувшийся домой в полпервого ночи пьяный Кристиан с трудом собирал глаза в кучку и что-то невнятно мычал. Джей сначала переполошился, но, увидев альфу, сузил глаза. Тиан даже не понял, что произошло: вот он, путаясь в ключах, пытается открыть дверь, одновременно стирая помаду с шеи (повезло, что гигиеническая), а вот он уже сидит в ванне, а на голову льётся ледяной поток.

Немного протрезвев, альфа высунул нос, но омегу не обнаружил. Только таблетка аспирина на тумбочке рядом с диваном и плед. Пожав плечами, Тиан стал устраиваться ко сну. Утром разберутся.

И разобрались. Едва пришедший в себя Тиан услышал много интересного о своей персоне, прежде чем благоверный утопал в душ. И много чего почувствовал сам, когда голова взорвалась ноющей болью. Думалось с трудом и через раз. В голове настойчиво крутились вчерашние разговоры с приятелями, милый омежка с красивыми линзами, и нежный шёпот парочек. На то, чтобы выкинуть их из головы ушло всего ничего – звонок с работы.

Оказывается, клиент ничего не может выбрать, потому что «блядь, эта манерная сука ждёт своего альфу, не может сама решения принять, шлюха!» и надо срочно нестись в офис. Что Тиан и сделал.

Прогонявшись весь день с высунутым языком, парень вынужден был с некой завистью слушать речи альфы клиента. И такой у него хороший омежка – «подстилка», подумал про себя Де Брольи – и так его любит, что едва не раздвигает ноги в офисе. Хотя, почему «едва»? Когда Арлекина попросили «удалиться на обед», омега аж трясся от предвкушения. И это ещё течки у него не было. Думать о том, что Рыжик скорее убьёт своего альфу, а труп закопает во дворе, не хотелось. Эх, правильно ему Энди вчера втирал: крутит им Джей, крутит, как хочет. Надо что-то менять, срочно.

Головная боль только усиливалась, пара стопок для храбрости не помогла. Как результат: нежный ор любимого немного раздражал.

- Джей, прекрати орать, и так башка трещит.

- Блядь, да конечно, Вашество, бегу и спотыкаюсь! – омега обиженно засопел и попытался покинуть комнату, но не успел: Кристиан притянул его к себе и снова стал обнюхивать. Как по заказу, едкий сигаретный дым почти не чувствовался. Джеймс слабо трепыхнулся и затих. Нервы, говорят, беречь надо.

- Ты сменил шампунь? – нежные ландыши мешались с какой-то пряной ноткой. Раньше её никогда не было. Раньше, сколько бы Джей на себя ни выливал своих любимых «пузыриков», собственный запах всё перебивал. Разве что сигареты могли изменить его до неузнаваемости, но сейчас… Тиан замер. Вчерашний разговор вместе с рабочими сплетнями будто заново проигрывался в голове. Воспалённый мозг анализировал информацию через призму настроения, «сто грамм после рабочего дня» превратились в «море по колено».

Отойдя от Рыжика, альфа скривился. Запах вдруг показался особенно неприятным, будто говорил «чужое». Да нет, быть не может! А хотя, почему нет? Ни разу ведь не то, что «люблю» - спасибо не сказал. Вечно хамит, бьёт. Разве ведут себя так с теми, кто дорог?

А так ли просто от Джеймса вечно несло сигаретами? Люди глупы, и если правдоподобно объяснить, почти все поверят во что угодно. Люди глупы и могут поверить лжи, оттого что хотят верить, будто это правда, или оттого, что боятся знать правду. Головы людей полны всякими знаниями и верованиями, большинство из которых ложны, но все же люди в это верят**. И Тиан поверил.

- Что, не успел его выпроводить вовремя? – голос отдавал сталью, глаза метали молнии.

- Кого? – устало вздохнув, омега скептически приподнял бровь. Ну что за напасть с этим альфой?! Напридумывал что-то, да ещё и напился, кажется. – Белены объелся?

- Не смей мне дерзить! – рявкнув, альфа сшиб со стола бокал. Джей, под аккомпанемент из звона разбившегося стекла, отошёл к двери. Давняя привычка искать пути отступления до начала драки сработала почти без участия сознания. Выживает не сильный, а умный, поражение иногда стоит победы.

- Я тебя просто спросил, что такого? – голос омеги стал на два тона тише, альфы – взлетел. Злясь, Джей внешне становился спокойнее удава, у Тиана всё было наоборот.

- Что такого? Что такого, говоришь? Ты, сука эдакая, у меня ещё спрашивать будешь?

- Да, буду. И ответа я так и не услышал.

- Да кто ты та..? – задохнувшись, альфа в два шага преодолел расстояние до любимого. – Чем он тебя взял, а? Ну скажи, что во мне не так? Зачем тебе он понадобился?

Голос приобрёл жалобные нотки. Джей, сощурив глаза, зашипел:

- Если ты сейчас о психологе, то как раз собирался его искать. Первый вопрос будет: как мне не придушить моего парня во сне.

- Он не такой, как я, да? Грубый, сильный, ему ты не возражаешь, - словно не слыша, Тиан всё пытался найти что-то на лице наречённого. Раскаянье? Любовь? Но их не было. А ведь, попроси Рыжик прощение, он бы простил. Забыл обо всём тут же, поверил бы, что «никогда больше», но омега лишь огрызался. Выйдя из себя, парень заорал. - Все вы омеги – суки. Или не альфа? Бета? Омега? Кто, блядь?

- Ты о чём? – поза другая: руки скрещены, глаза сужены, нога отбивает такт: раз-два-три. На каком-то тренинге вроде бы говорили, что это признак лжи. Самой настоящей. Взвыв раненой белугой, Тиан шлёпнул ладонью по стене в паре сантиметров от головы Джея. Омега, поморщившись, попытался оттолкнуть парня, но не вышло. Альфа схватил Рыжика за предплечья и хорошенько встряхнул. – С кем, блядь, ты спишь?! Кем от тебя за километр несёт?

- Он большой, плюшевый, и его зовут К… - всё-таки не выдержал. Звонкая пощёчина будто поставила жирную точку. – Скажи, а как ты ему сосёшь? Или любишь пожестче? Или их двое? Ты скажи, скажи мне, я пойму!

Хриплый голос альфы звучал уже почти убито. Джей удалился, хлопнув дверью. Тиан полез в бар за коньяком.
___________________________________________________________
* - «Джентельмены удачи», реплика героя
** - «Первое правило волшебника», Терри Гудкайнд


Глава 2

«Конечно, ужасно трудно, мучаясь, держаться твёрдо,
И всё-таки, чтоб себя же не презирать потом,
Если любовь уходит – хоть вой, но останься гордым,
Живи и будь человеком, а не ползи ужом!»
Э. Асадов, «Если любовь уходит»


- Мистер Кастерлей? – большие наивные глаза молоденького омежки проворно нашли Джея среди ожидающих и пригвоздили к месту. – Доктор Аарон ждёт вас.

С тех пор, как Тиан скинул своему омеге весьма содержательное сообщение («Между нами всё кончено, выметайся из квартиры»), прошла неделя. На звонки альфа не отвечал, некоторые вообще сбрасывал. У Джея даже возникло ощущение, что он в чём-то виноват. Да, виноват. В том, наверное, что не врезал альфе сразу, а ушёл успокаиваться во двор, к любимому дереву.

Съехал парень оперативно и в один присест – обрасти вещами за четыре неполных месяца у него всё же не получилось. Зато получилось выжрать холодильник – сначала Джей хотел наклюкаться до зелёных чертей, но с первой же рюмки его вывернуло наизнанку. Слив некачественное пойло – весь бар – в раковину, парень как-то отстранённо подумал, что чувств – ну, хоть каких-то – разрыв у него не вызвал. Может быть, с самого начала ожидал подобного.

Наверное, стресс был сильнее, чем омеге показалось вначале – иначе, почему он грохнулся в обморок прямо на рабочем месте? Щепетильное начальство отправило к врачу, и вот Джей сидит в душной приёмной и играет в гляделки с медбратом.

Тяжело поднявшись, Джеймс Кастерлей по стеночке прополз до нужного кабинета и скрылся за дверью. Внутри было светло и уютно, будто вовсе и не больница со всеми её жутковатыми запахами и звуками.

Доктор Аарон оказался дядечкой в летах, с небольшим пузцом и весёлыми глазами. Присев на краешек стула, Джей недовольно нахмурился: док оглядывал его, как какую-то статуэтку. Недовольно дёрнув плечом, парень попытался изобразить крайнюю степень заинтересованности. Судя по смеющемуся взгляду доктора, не вышло.

- Со мной что-то не так?

***

Тиан страдал. Нет, не так – он СТРАДАЛ. Внутри, казалось, всё время что-то билось, дробилось и рвалось. Хотелось выть на луну и биться головой об стенку, чем он, собственно, и занимался в перерывах между попойками. Это продолжалось дня три, а потом он внезапно обнаружил, что родители, оказывается, вовсе не такие уж и слепо-глухо-немые, как думалось раньше: приведя сына в порядок, Дэмиан провёл воспитательно-психологическую беседу, утешил отпрыска и привёл в чувство. Тогда за дело взялся Артур.

- Сын, мы никогда не вмешивались в твою личную жизнь, ты знаешь, но это… помешательство переходит все границы. Ты вынуждаешь меня на крайние меры. Либо возвращаешься в строй, занимаешься бизнесом и спокойно продолжаешь жить, либо уезжаешь в закрытый военный лагерь на сборы.

Тиан даже не сделал вид, будто слушает отца. В трезвом состоянии оказалось ещё труднее смириться с тем, что Джей, его Рыжик… нет, уже не его, чей-то другой. И было бы неплохо с этим смириться.

Как-то не получалось. Почему? Как? За что? Да быть того не может! Но логично же – Джей был с ним холоден, всегда отталкивал и никогда даже не пытался сделать что-то приятное, стать мягче. Может, он и не испытывал к нему никаких чувств? В конце концов, именно он, Тиан с самого начала из кожи вон лез, чтобы Рыжик остался с ним, а вот сам Джей…

«Боже, что я натворил?» - покачав головой, альфа прикусил губу.

- Я всё понял, беру себя в руки, - машинально доставая телефон, Кристиан фыркнул: «И делаю то единственное, что меня может спасти».

Пальцы быстро набрали текст, номер ещё не успел стереться из памяти. Пока решимость не испарилась, подобно предрассветной дымке, отправил.

На губах появилась горькая улыбка. «Ну вот и всё, мой милый, теперь каждый сам по себе». Жажда к саморазрушению одолевала. Не успев подумать, парень быстро протараторил:

- Пора бы мне уже остепениться, готовь свадьбу, папа!

***

- В вашей медкарте сказано, что вам скоро исполнится двадцать четыре, раньше бы вас признали уклоняющимся и направили в лагерь, - голос доктора Аарона был мягким, почти баюкающим. А говорил он (Кастерлей не был уверен, что точно помнит год) о демографической катастрофе двадцатых годов: рождалось всё больше бет, омеги были практически «дефицитным товаром». Тогда почти повсеместно вводили карантинные зоны, где омеги представлялись лишь как инкубаторы. Не родивших до семнадцати свозили в специальные лагеря, где они и улучшали демографическую обстановку в мире. О судьбе бет история молчала. Точно сказать, кому принадлежали кучки пепла на площадях не выходило. Через двадцать лет карантинные зоны и лагеря всё же упразднили, но это откинуло омег далеко в средние века.

- Как же хорошо, что мы в настоящем! – вяло огрызнувшись, Джей продолжил развлекаться с канцтоварами, до этого мирно валявшимися на столе.

- Да, вы правы, - обдумывая что-то, врач задумчиво барабанил пальцами по столу. Через минуту он снова заговорил: – У вас вторая отрицательная?

- Да, - малость удивившись резкому переходу, Джей икнул.

- В последнее время у вас не бывало резких перепадов настроения? Тошноты? До сегодняшнего дня испытывали слабость? Не было сильных стрессовых ситуаций?

- Неделю назад я сильно переволновался, - Кастерлей чуть насупился. «И перепады настроения меня всю жизнь преследуют…» - С неделю назад где-то. Тогда же вырвало от коньяка. В остальном – здоров, как огурец!

Шутка улетела в молоко. Врач что-то быстро чиркнул и резко перевёл тему.

- Простите за такой вопрос, но есть ли у вас постоянный партнёр?

- Вас это не касается в любом случае, - невольно вспомнился Тиан, но Джей тут же разозлился, карандаш в руке с треском развалился надвое.

- Боюсь, это касается вас, - голос Аарона смягчился. – У вас шесть недель, достаточно хороший срок, странно, что токсикоз не начался.

- Что? – голос как-то сразу охрип, ноги задрожали, и не сиди Джей на стуле, он бы упал. – Да бред! Быть такого не может! Перепутали, поди, анализы, а мне отдуваться!

- Тише, успокойтесь, вам вредно нервничать, равно как и курить. Успокойтесь, хотите печенье? Вероятность ошибки крайне мала, посеять свежие анализы практически невозможно. Ваш запах должен был уже измениться, каким он стал? Обычно это не вызывает трудностей, но ваши сигареты всё перебивают.

- Ландыши, - рассеянно кивнув самому себе, Джей истерически расхохотался. «Господи, Тиан, какой же ты ублюдок!»

***

- Абонент не отвечает или временно… - с досадой сбросив очередной – за последние минут двадцать уже сороковой, наверное - звонок, Рыжик витиевато ругнулся. Да что ж ты… Твою ж… да блядь! Юноша не горел желанием общаться с бывшим, но всё же рассказать ему о беременности был обязан. Хотя бы для очистки совести. Что-то вроде «ты не лезешь, но я предупредил». И когда в голове появлялись робкие мысли «а вдруг?», Джей с остервенением их обрубал. Баста, карапузики! Детские сказочки кончились, настала суровая реальность. И в ней уж точно не было места для сопливых омежьих «и жили они долго и счастливо, конец!» Кого парень хотел убедить больше – неведомых «окружающих» или себя - сказать нетрудно. А курить хотелось всё больше. Правда, врач, хищно улыбаясь, предупредил, что станет с ребёнком, если он продолжит курить – «и так уже вы, батенька, накурили ему на полноценную астму». Конечно, если родится альфа – унаследуются гены, отвечающие за здоровье, второго отца, но…

Где Тиан работал и кем, Рыжик, в теории, знал. Знал даже как туда попасть, но опять же – только в теории. Неожиданно захотелось погрызть ногти – детская привычка, ещё до сигарет, когда маленький мальчик Джейми решался на какой-то поступок. Тогда он ещё не умел бросаться в омут с головою, не то что…

Должно быть, кто-то сверху решил помочь пареньку в его непростом деле – ну, и поглумиться, естественно.

Пробегая мимо торгового центра Джей столкнулся – как тесен мир! – с кем-то и непременно шлёпнулся бы, если бы сильные руки не вцепились в предплечья. И тут же оттолкнули.

«Извините» застыло на языке: перед омегой во всей своей петушиной красе стоял Тиан и какой-то другой, правильный мальчик. Ручки трогательно сложены на груди, длинные ресницы жалобно хлопают, пышные волосы завиваются невозможными кудрями. Косметика, может, и не видна совсем, но вполне заметна. Впрочем, недолго мальчик – ему хоть шестнадцать-то есть?! – владел вниманием Джея. Тиан. «Всего три фразы, ничего больше. Три фразы».

- Послушай…

- Ты…

Удивлённо моргнув, Тиан возмущённо чихнул и даже как-то насупился. Все его ярость, отвращение, непонимание и обида разбились о совсем детскую ситуацию – когда люди говорят одновременно. Воспользовавшись замешательством альфы, Джей попытался вставить свои три копейки, но как-то не задалось.

- Тиан, я тебе раз сто уже звонил, но что-то подсказывает, что это было бесполезной тратой времени, так что хорошо, что мы встретились, я хотел сказать…

- А ты не думал, что мне просто нет до этого никакого дела? Думал, что мне может быть просто плевать, что ты там собрался вякать своим грязным ртом? – взвившись, парень начал нести какую-то околесицу. И даже сам это понимал, но остановиться не мог.

- Тиан… - Джей не хотел снова устраивать скандал – тем более, посредь улицы, но у альфы были другие планы.

- Не смей меня перебивать! Шлюхам слова не давали! Да как я вообще мог быть настолько слеп? Повёлся, блядь, на красивые глаза!

- Кристиан! – возмущённый писк со стороны забытого омежки заставил альфу вздрогнуть и тут же по-детски горделиво расправил плечи. Захотелось показать Рыжику, что и без него он проживёт, и без него может быть счастлив. Да и вообще – давно уже думать забыл про изменника! Не слушая удивлённых писков омежки, Тиан резко выдернул его на передний план. И замурлыкал:

- Не переживай, любимый, эта шваль уже уходит, - возмущённое сопение «любимого» альфа предпочёл не заметить. Повернувшись к Джею, Крис ехидно улыбнулся. – Позволь тебе представить, мой жених. В отличие от тебя он хотя бы следит за собой. Ты посмотри, какой он красавец! Добрый, честный, умный, открытый, настоящий омега! – «в отличие от некоторых», к счастью, не прозвучало. К счастью, потому что Джей уже был на грани. Вот-вот кинется. Слова застряли в горле, не желая складываться в простую фразу «тебе, конечно плевать, но я жду от тебя ребёнка. Я тебя предупредил, претензии не принимаются» – И он только мой. Не вторсырьё, как… - улыбка альфы буквально расползлась на пол-лица, - некоторые. Так что ты там…

Неожиданный удар прилетел прямо в «солнышко». Тихо, едва слышно, Джей прошипел сквозь зубы, персонально нагнувшись для любимого:

- В принципе, больше ничего ты знать не должен, мразь, - и, развернувшись, медленно, с расстановкой ушёл – «уплыл в закат».

- И кто это был? – омежка чуть нахмурил бровки, стремясь показать своё негодование. Впрочем, дальше дело не зашло.

- Мой омега, Тай, мой омега, - Тайвин сочувственно вздохнул и мягко погладил Тиана по плечу, будто говоря «всё обойдётся».

- Да… - «всё обойдётся»…

***

Методичные удары принимались стволом с пофигистичной покорностью. Ну лупит, и лупит - омежка же, что с него взять.

Невысокого роста парня с непонятными волосами трясло, как в лихорадке. Что, впрочем, на силу ударов не влияло. Мудрое древо даже удивилось – не каждый день такие крепкие ребятки среди омег встречаются. Одобрительно пошелестев кроной, растение даже подарило парню несколько листиков, спланировавших тому на макушку. У незнакомца были рыжевато-русые волосы, топорщившиеся сейчас во все стороны. Прямо Солнышко какое-то! Дерево солнце любило и вот этого «зайчика» тоже начинало привечать.

По подбородку струилась тоненькая струйка крови: нижнюю губу давно уже растерзали кроличьи зубки, а парень этого даже не заметил. Крона озабоченно зашелестела. Кто его обидел? Как можно! Варварство!

Глазёнки подозрительно сверкали, дыхание прерывалось, будто кто-то затолкал в горло камень.

- Ненавижу… ненавижу! Ублюдок… тварь! Ненавижу! Козёл… мразь ебучая… ненавижу! Ненавижу-ненавижу-ненавижу!

С каждым словом мальчишка сползал всё ниже, пока не шлёпнулся на землю между расползшимися ногами. Удары стали совсем слабыми, а после и вовсе прекратились.

Ладони вцепились в кору, как будто хотели оторвать. Древо немного дёрнулось, но осторожно, чтобы не спугнуть мальчишку. Руки обняли ствол, парень стал тихонечко стукаться лбом о кору.

- Эха… - сдавленно всхлипнув, мальчишка завыл. Немного неумело, проглатывая скулёж, «зайчик» обнажил свои зубки и покачал головой. Сквозь невнятное бормотание ничего понять не получалось. Крона зашумела.

А теперь… Джей просто разревелся. Съехав на землю к корням могучего дерева, парень продолжил избивать несчастное растение, но уже менее интенсивно.

Внутри противной змеёй скручивались чувства. В глаза будто песка насыпали, дышать получалось через раз. Дурак, какой же он дурак! Поверил, всё-таки поверил! Идиот. Клинический, неизлечимый.

- Ну и пожалуйста! – то и дело шмыгая носом, Джей насуплено утирал солёные капли. – Ну и подавись!

Крона согласно зашумела, пара листочков даже спланировали омеге на макушку.

***

- И без него справлюсь!.. Нужен он больно… ублюдок… ненавижу… - то и дело икая, Джей старательно шмыгал носом, попеременно вытирая тыльной стороной ладони нос. Злобный взгляд красных, опухших глаз выглядел почти забавно. Упрямо сжимая губы, омега изо всех сил старался успокоиться. – Нечего… вот что выдумал... из-за этого… не дождётся… пошёл на хуй… ненавижу…

На душе было как-то пусто, глухо. Вздыхая поглубже, мальчишка вдруг вздрогнул и принялся стаскивать с руки повязку. Постепенно становились видны шрамы, по-видимому, оставшиеся от глубоких, но осторожных царапин. Задумчиво обведя особенно уродливый, Джеймс цыкнул.

- И не забуду больше.

Глава 3

Глава 4


Глава 5

Экстра 4


Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Эпилог



Истории ломаных линий

@темы: жизнь, больная фантазия, СП, Дым, мои фанфики, пропиваю остатки нервов, разное, скелет из шкафа