Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Emporte par le vent

14:11 

Ayranta
Ещё есть такое мнение, что счастье - это горение...
Старая сказка на древний лад
Автор: Ayranta
Фэндом: Hetalia: Alex Powers, Белоснежка: Месть гномов, Снежная королева
Персонажи: Белоснежка, Королева, Принц, Зеркало, Слуга
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, AU, Флафф, Психология, Hurt/Comfort
Предупреждения: ООС
Размер: Миди
Статус: в процессе
Описание: Легенды прошлого отражены в сказках лишь усечённо, а правда… её там уже давно нет. Жизнь не знает настоящих цветов, это всегда смесь. Историю пишут победители, у проигравших на это нет уже ни права, ни крови на чернила
Публикация на других ресурсах: Низзззя!
Примечания автора: Ну, как можно было принять этих прекрасных королев за злодеек?!

Пролог
Легенды прошлого отражены в сказках лишь усечённо, а правда… её там уже давно нет. В угоду морали её рубили, резали, жгли, переворачивали с ног на голову, так что теперь и не понять, где истина, а где ложь. Эта история началась… а впрочем, сейчас и так всё станет понятно.
- Давным-давно в одном маленьком, таком прямо крошечном королевстве жили король и королева. Жили они в счастии и бед не знали. И вот, родилась у них дочь. Кожа белая, как снег; волосы чёрные, как ночь; глаза голубые, как небо, а голос – словно соловьиная трель. Мать девочки была слаба, так и отдала Богу душу сразу после рождения малышки. Назвали её, кстати Белоснежкой…
- Так! Стоп! Не пори чушь! Это сказка не о нашей общей знакомой истеричке, а о тебе, моя Королева. Так что продолжай уже нашу сказку, а не эту халтуру.
- Что-то задумалась, видимо. Долгие восемь лет тосковал король о потере любимой, но вскоре после десятого дня рождения дочери нашёл себе новую королеву. Красоте её завидовал весь свет, но сравниться с ней не мог никто. В то же время, в тёмном лесу на границе появилось зло, король, будучи не в состоянии смотреть на страдания собственного народа, ускакал в лес, да так и не вернулся. Велико было всеобщее горе, но жизнь на месте не стояла – править стала вдова-королева, а Белоснежка оказалась заперта в замке.
Казалось бы – просто легенда старого мира, рассказ из детской книжки, но нет. Ведь, в этой истории рассказывается истина о произошедшем. В мире нет чёткой грани: вот – добро, а вот – зло. Любой может изменить свою судьбу: лучший друг – вонзить нож в спину, а враг – спасти. Как часто глаза застилает ураган чувств, не давая понять, что происходит? А хотя… кто же учится на ошибках?! Только дураки!
Обиженно надув покрасневшие на морозе щёчки, мальчишка с досадой пнул безвинную сосну. Как же так? Почему он, наследный принц, старший сын короля, не может присутствовать на встрече с королевой Доллейна? Что за капризы у отца?
Раньше парнишка ещё не видел Королевы: с Валенсией у Доллейна были слегка натянутые отношения, а попросту: их не было совсем. Совместный бойкот закончился предложением королевы Анны. Вот только большего мальчик не знал. Опрометчиво отвернувшись от тропы, принц продолжал попинывать ствол, стараясь причинить вред растению, но ничего не выходило.
Неожиданный удар по светлому затылку и холод под воротником заставили подпрыгнуть, тут же разворачиваясь. Метрах в десяти стояла девочка его возраста. В тёплой шубке и с озорными огоньками в глазах, девушка скатывала в варежках ещё один снежок. Принц ухмыльнулся – посмотрим, кто кого!
Солнце слепило глаза, снег на земле искрился и переливался радугой. Казалось, вместе с расшалившимися детьми ожил и лес. Ну, лесные духи точно. И кто знает, чем бы всё закончилось, если бы принца не позвал слуга?! Вернувшись обратно так быстро, как только смог, принц нашёл лишь следы недавнего побоища: незнакомка исчезла.

Глава первая, в которой начинается сказка
Встряхнув непослушными волосами, Снежка, которую вот уже лет десять, как величали Эмили - по личному распоряжению её Высочества, между прочим! – неловко заламывала худые руки и в подучи билась. Слуги привычно вздыхали и звали Маттису, единственную, кто мог успокоить нервозную особу без жертв. Белоснежка всхлипывала уже тише. Злобная Королева-мачеха снова запретила девушке покидать замок, давно уже ставший для Эм не домом, темницей. Терпение вот уже шесть часов три минуты и двадцать пять секунд совершеннолетней принцессы стремительно убывало. Девушка не желала ждать у моря погоды и планировала побег на дискотеку в соседнее королевство – Доллейн, поистине огромное, цивилизованное царство. Уж там точно не будут держать никого в башне, взаперти десять лет!
Собирая вещи в дорогу, Снежка проклинала Её Сиятельное Величество Королеву Аннет. Смело сжимая в руках вновь обретённый подарок отца – кинжал, инкрустированный брильянтами в десять и двенадцать карат. Мелковато, но для девчонки сойдёт. Подарок же на десятилетие…
- Белоснежка пропала! – в Кабинет Королевы вбежал перепуганный вусмерть Торис, личный мальчик на побегушках высшей власти. Мозгов нет, но в быту не заменим. Прекрасный повар-прачка-горничная, прямо кофе «три ф одном».
Устало взвыв, Королева разве что об стол головой не побилась. Что ж за… негодная девчонка, падчерица, чтоб её… когда до этой больной уже дойдёт, что её либо убьёт общество, либо она его.
- Ищи, ты ж проворонил. Что натворит – ты разгребать будешь! – Аннет потянулась до хруста, но на душе всё равно было неспокойно.
Икающая перед прекрасным, но всё ещё не одетым принцем, Снежка похихикивала и стратегически отступала. Парень всколыхнул что-то в душе. Что-то такое мягкое и тёплое, давно забытое. Лёгкая улыбка расцвела на губах.
- До встречи, Э-ми-ли…
***
Аннет выразительно приподняла бровь, отказываясь верить в то, что происходило перед её глазами. А происходил полуголый парень, утверждавший свои права на трон Доллейна путём демонстрации торса. Опустив лицо на согнутую в локте левую руку, девушка довольно распласталась на троне. Королева была не намного старше своей воспитаннице и ей тоже хотелось шалить и проказничать. Поэтому Белоснежка и огребёт по полной, когда вернётся.
- Так, говорите, девушку звали Эмили? – скрипнув зубами, Аннет потёрла виски. Господи, что ж за глупая, несуразная девчонка, девочка, что же ты творишь?! Стараясь унять волнение, Королева щёлкнула пальцами, подзывая кого-то из слуг. Приказ обрядить принца и его друга отдан был. И уже через час спутник Гилберта, Антонио, отбыл в Доллейн. За подмогой.
Гилберт хмурился – не этого он ожидал. Чего угодно, но точно не этого. Задумчивая одёргивая только что выданную… одежду, если эти тряпки, явно предназначенные для шл… девок можно так назвать, парень хмурился, кося недобрым глазом в сторону правительницы. Ой, не к добру это – когда на Великого и Неповторимого ЕГО не лезет женщина, да ещё в летах – судя по наличию взрослой, вполне кхм… развитой «дочери», Аннет было никак не меньше тридцати-тридцати пяти. С хвостиком.
- Простите, а вы не могли бы помочь мне с поисками этой милой леди? – заискивающая улыбка. Вздохнув, женщина прикусила губу и вдруг задорно улыбнулась. Гил опешил. Глаза «вылезли из орбит», дыхание чуть сбилось. Его впечатлила Эмили? Забудьте эту чушь немедленно, его очаровала Королева, хотя он ещё и не понял, почему. Ощущение, будто Аннет ему что-то должна усилилось, хотя и появилось всего парой секунд раньше.
- Сегодня у моей… - головной боли, занозы в… и прочих приятных до безумия местах – воспитанницы день рождения, ей исполнилось восемнадцать. Будет бал. Там и повстречайтесь. А теперь простите, меня ждут дела.
Головная боль усиливалась. Где бы ещё взять денег н этот бал…
- Сестрица, не хочешь ли вернуться? – сочувствующее выражение лица у отражение заставило рассмеяться. Анна покачала головой. Как же всё просто по мнению Оленьки. Девушки – что настоящая, что зеркальная – были неуловимо похожи, но также отличались: Почти одинаковые платья в пол и меховые накидки белого цвета. Светло-русые, заплетённые в косы волосы, только у зеркальной коса закручивалась кругом головы, а у настоящей свободно падали по плечам. Анна была хрупкой, высокой, но немного нескладной. Ольга была «пышной» и боевой. В Анне чувствовалась неуловимая опасность, от Оли веяло теплом.
- Мой ответ остался прежним, но – плечи девушки поникли. Фиолетовые глаза встретились с голубыми и отступили, даже не вступая в схватку взглядов. Как же Анна устала, видит Бог, была б её воля… - мне нужна твоя помощь.

***
К вечеру приёмная зала – не самая большая, к слову – была преображена до неузнаваемости. Отдраенная до блеска, украшенная первоклассными гирляндами и, конечно же дамами в белых пышных платьях. Королева искренне старалась не зевать, но с каждой минутой соловела всё больше. Аннет не хватало огонька, церемонный бал сдавливал грудь рамками и не давал дышать. Анна не умела подчиняться и рамки упорно давила. Миниатюрной ножкой сорокового размера.
Принц Гилберт, кажется, успел перефлиртовать со всеми и даже назначить пару свиданий. Ленивый взгляд тиранши время от времени вылавливал принца в толпе.
Но вот он, кульминационный момент, когда на доске установлены все фигуры и партия начинается – «незнакомка в маске» торопливо подбежала к Гилу, шифруясь, как может (глядя на это убожество, Аннет чуть в голос не застонала. Господи, за что ей такая идиотка?!) Эмили о чём-то шушукалась с принцем. Её высокопарную речь аля «моя мачеха хочет погубить королевство и подмять всех под себя, помогите мне совершить переворот» Гил выслушал с особым вниманием. Поморщившись, Королева щёлкнула пальцами. Стража двинулась на Белоснежку. Подперев локотками колени, женщина с интересом наблюдала за попытками Снежки «стратегически отступить». Не выдержав этого цирка, Аннет жестом приказала тащить упрямицу на балкон.
- Ты хоть понимаешь, что творишь, дурища? – грозный голос вызывал желание сразу самоубиться и не мучиться. Эмили, к несчастью, была непрошибаемой. – Я сколько раз повторяла «не смей даже думать о том, чтобы тащиться куда-то ОДНОЙ!»? Я тебе не попугай, дорогая, так что мой тебе совет – прекрати испытывать моё терпение.
- ВЫ от меня больше ничего не скроете, я знаю о налогах и этих ваших балах, больше не скроете, - тихий, переполненный горечью и презрением голос рассёк едва наметившуюся тишину. – Я поговорила с принцем, он поможет и вашей тирании скоро придёт конец, я вам это обещаю!
Вырвавшись, Белоснежка куда-то унеслась. Аннет хлопнула в ладоши, туша в зале – а? там кто-то танцует? Их проблемы! – свет. Облизнув пересохшие губы, Королева отдала приказание чуть севшим голосом. Предельно спокойна, как и всегда, ни один мускул не дрогнул. – За мной, Торис.
В собственных покоях обманчивое спокойствие слетело шелухой и буря обрушилась на несчастного парня. Всегда обидно, когда усилия не ценятся, а всё, что ни делается, всё улетает в молоко; всё хорошее – воспринимается, как должное, всё плохое – обсасывается на каждом углу, как самый страшный грех; любая ошибка фатальна, а жизнь – беспробудна.
Плохой год, безурожайный, налоги взлетели – долой тираншу, убившую нашего короля!
Впрочем, в чём-то эти люди правы – король был её, Аннет, рук делом.
- Эта шавка, да как… уррр… лучше б подохла! Ненавижу! – бросившись на кровать, женщина замолотила кулаками по подушке, совершенно упустив из поля зрения собственного слугу. Знала бы она, как сильно следует бояться своих желаний… опять, те же грабли, те же шишки, только ещё страшнее, чем раньше.
К полуночи Торис вернулся с непроницаемым мешком.
***
Утро. Как много в этом слове. И как много значений оно несёт. Доброе, горькое, отвратное, позднее… Для Гилберта утро было похмельным. Промучившись с головной болью с час, принц наведался на кухню, где получил антипохмел и вполне довольный жизнью утёк изучать прочие залы и вообще архитектуру – Эмили смогла заинтересовать взбалмошного раздолбая. И с каждым мгновением всё больше – с каждой впустую потраченной на поиски минутой. Зло скрепя зубами, Гил решил отправиться за ответом к Королеве – нет, ну, а кто ещё может быть в курсе всего, что происходит в королевстве?! Кто б его ещё так просто пустил в кабинет Её Величества… Как выяснилось, от истины Гил ушёл недалеко – к Аннет пришлось прорываться буквально с боем.
Ворвавшись, наконец, в кабинет Королевы, Гил, запыхавшийся от быстрого бега по всему замку от стражи, потребовал ответа, цедя каждое слово и сверкая глазами. – Где Эмили?
В ответ отозвалась лишь тишина, но и этого было достаточно. Невольно скользя взглядом по стенам, полу и потолку, окну, небольшому креслу для гостей, картой до потолка и столом, Гил недоверчиво хмыкнул. Стол Аннет был завален полностью. Бумаги, планы, расчёты, счета. По правде сказать, кабинет его собственного отца ничем не отличался от этого. Но то – зрелый мужчина, вырастивший двух взрослых мальчишек, уже сумевший выиграть не одну войну, а это – молодая женщина, которая уже десять лет правит пусть и маленьким, но столь требовательным королевством. Раньше о Валенсии ходила дурная слава – поговаривали даже о работорговле. А эта женщина смогла ещё и уважения соседей добиться!
Рассеянно моргая, Аннет оторвалась от бумаг, резко подкидывая подбородок вверх. Лицо было усталым, осунувшимся, круги под глазами красноречиво намекали на бессонную ночь, но подбородок упрямо огрызался на все вопросы, заставляя верить в бодрость Аннет. Едва ли: глаза покраснели, причёска растрепалась, да и изначально держалась на сопле. Макияжа на лице тоже не наблюдалось, Королева сразу скинула десяток лет, ещё десяток будет, когда выспится. Но не это удивляло больше - всего она будто потухла, не сломалась, но получила удар под дых. Увиденное принцу совершенно не понравилось. С губ против воли слетели слова:
- Что-то случилось? – ответа не последовало.
Нахмурившись, Гил подошёл ближе, обогнул стол, схватил за плечи и хорошенько встряхнул Аннет. Девушка казалась невесомой, лёгкой, как пёрышко. Рассматривая веснушки на носу и длинные ресницы, принц заглянул в испуганные, чуть удивлённые глаза. Надо же, совсем юная, ещё ребёнок, ей же не больше двадцати, а уже королева…
Гил был непроходимым эгоистом и себялюбивым кретином с манией величия, но после смерти матери делал всё, чтобы вырастить из младшего брата хорошего человека и каждый раз, когда Людвиг приходил залечивать царапину или зализывать раны, нанесённые гордости, Принц принимал его и успокаивал. Брат давно вырос, а потребность защищать этого белобрысого малька осталась. Аннет неуловимо напомнила брата, но и отличалась… весомо.
В груди поселилась неведомая нежность. Прижав удивлённую Королеву к груди, Гил нежно выпутал из волос заколку, позволив тяжёлым локонам свободно спадать на плечи.
- Ну, что случилось? – голос приобрёл бархатистые нотки. Все острые углы сглажены, чтобы, не дай Бог, не поранилась. Жаль, бесполезно.
- Сегодня Эмили умерла. Потому что я идиотка.
- Нда… тогда показывай окрестности, хозяйка, делать всё равно нечего, - и отстранился.
Белоснежка договаривалась с гномами о приюте.

@темы: мои фанфики, больная фантазия, Старая сказка на древний лад, Снежная королева, Белоснежка: Месть гномов, APH, трава

URL
   

главная